Волонтер: «Ты или воюешь, или помогаешь фронту – все, третьего быть не может»

Волонтер: «Ты или воюешь, или помогаешь фронту – все, третьего быть не может»

Белоцерковская волонтерская группа помогает воинам в горячих точках фронта. Среди основных направлений – установка роботизированных систем наблюдения за врагом и корректировки огня.

Координатор группы Юрий Москаленко рассказал «КРАПКЕ» о том, как пять лет живет войной.

Мне страшно жить в одной стране с людьми, которых не волнует эта война. Раздражает, когда кто-то живет войной, а кто-то пользуется если не ее плодами, то покоем. Причем пользуются на полную катушку: покупают машины, дома, ездят отдыхать на дорогие курорты. Ты или сам воюешь, если ты мужчина, или помогаешь фронту. Это «не могу», «не знаю»… Вот сколько человек заплатил бы, чтобы спасти свою жизнь или жизнь своего сына? Посчитай. И насколько ты ценишь своего ребенка, ровно настолько ты помогаешь фронту – это простая формула.

Ну не может человек стоять в стороне, когда кого-то убивают. Это просто в голове не укладывается. А у нас так живут миллионы, и им все равно. В то же время есть вещи, которые реально спасают жизни людей на фронте, и это исключительно за счет волонтеров, это даже не армия. Например, оптические приборы, коптеры, которых постоянно не хватает, летательные аппараты. Все летательные аппараты на фронте волонтерские, все! Вся мультизумная оптика – та, что 60Х и т. д., – волонтерская.

Все эти хваленые когуары и другие выдумки я не видел ни одной такой машины на «передке». Я видел «хаммеры», которым по 30 лет и которые использует десантура, особенно морская. Помню 36-ю бригаду, батальон морпехов, – они практически все на них ездят. И везде, практически везде ребята ездят на волонтерских машинах. Это все на плечах волонтеров до сих пор, кто бы мне что ни говорил. Правда, появляются новые КрАЗы, действительно, такая тенденция есть. Но я вижу, что на «передок» их не пускают, – берегут, чтобы, не дай бог, там не поцарапали…

Минобороны закупило такие аккумуляторные батареи, которые служат два года возможно, чуть больше, а потом это металлолом. Но ты не можешь в Минобороне вытребовать новый аккумулятор, если на старый у тебя не истек срок эксплуатации. То есть, если запланировано, что он у тебя должен стоять пять лет, даже если он у тебя «сдох», тот аккумулятор, и тебе не на чем ездить, ты не можешь списать. Не спишешь – не получишь новый. Вот такая ситуация. Такой вот замкнутый круг. Не знаю, как там сейчас решается эта проблема. Мы когда-то ее поднимали. Не знаю, как там осуществляется восстановление, замена, возврат, но на танки, на БТРы, на БМП мы тоже покупали. В прошлом году более 80 аккумуляторов мы завезли, даже больше – 110 у нас ушло на фронт, это 190-х и 140-х.

Волонтерские машины или другие легковые они все нуждаются во вложениях. С шинами точно такая же ситуация, как с аккумуляторами. То есть стерлись, лысые – ты их не заменишь, пока не истечет срок эксплуатации по километражу или по времени и т. д. Купили там какие-то китайские. Причем я неоднократно поднимал вопрос: у нас в Белой Церкви есть свой огромный шинный завод, который производит и может производить любые качественные автошины. Все, что нужно, – это «конструктив»: с «ГАЗона» диск поменять с 18-го на 20-й, перевести машины на новые колеса. Я бы тендеров избегал и покупал бы напрямую, мы подняли бы собственное производство. И ничего страшного, что тот завод в частных руках. Ведь зачем платить кому-то куда-то за границу, покупая мусор, если у себя есть завод, производящий эту продукцию на европейском уровне?

У нас несколько направлений работы, главное – это установление специальных систем наблюдения за врагом и корректировки огня. Мы устанавливаем специальных роботов, камеры, которые могут, грубо говоря, наблюдать на большие расстояния с большой четкостью и качеством картинки за движением врага. Иногда дальность достигает 5 км. На сегодня у нас 31 или 32 станции, но мы их перемещаем по фронту и все время устанавливаем новые. Это трудный участок работы, но мы должны и даже с радостью это делаем. Эта работа действительно спасает жизни бойцов, предотвращает появление врага, ведь из окопа ты никогда не увидишь, а когда мачта стоит на высоте 30 м, видно лучше, чем в любой бинокль.

На самом деле я всегда говорю: кто-то спорит, кто-то нет, но я вижу, что войной занимается не более 5% населения Украины. Это те, кто воюют, те, кто знают, что в Украине война, это волонтеры, родственники бойцов. Хорошо, в «хорошую погоду» это 10%. В начале войны это было 20%, и то это я «щедро насыпал». Я считаю, что этой войной стоит заниматься всем. Это война! Нельзя в воюющей стране, чтобы один спал на диване и «рубил бабло», а другой воевал. Это неправильно с моральной и любой другой точки зрения. Я этого не понимаю. Ты или воюешь, или помогаешь фронту – все, никакого третьего не может быть во время войны, тем более войны освободительной, как у нас.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *