Вернуть эмигрантов – mission impossible

Вернуть эмигрантов – mission impossible
Наталья Никитюк, Product Manager в Luckchemy

А надо ли их возвращать?

Бытует мнение, что «якщо на Батьківщині стане легше працювати та жити», то эмигранты массово и прямо сразу захотят вернуться под родную крышу. Просто потому, что экономические и социальные условия станут настолько хороши, что не будет смысла находиться за границей.

Но, как показывают разного рода исследования и опросы, реэмигрируют люди совсем не по тем же причинам, по которым выезжали (выше зарплаты, больше возможностей для развития, лучше условия жизни и т. п.). Center for migration studies, например, называет 4 основные причины/типа возвращения:

  1. Достижение цели. Например, у человека закончился контракт или время обучения, ради которого он выезжал за границу. Это возвращение добровольное.
  2. Завершение какого-то процесса. Причина, вроде бы, та же – например, окончание рабочего контракта. Но при этом возвращение уже не добровольное: человек хочет остаться, но по ряду причин не может.
  3. Неудача. Возвращение по собственному желанию, но из-за разного рода неудач, от некомфортных условий труда, культурных или семейных проблем до харрасмента и работорговли.
  4. Кризис. Вынужденное возвращение из-за политических причин или экологических катастроф.

Другими словами, возвращаются либо люди, которые изначально не собирались за границей оставаться, либо те, у кого там что-то не получилось.

Согласно красивой интерактивной карте Pew Research Center, основывающейся на статистике ООН, почти 6 млн украинцев живут за границей. 55% из них – в России, 6,4% – в США и почти столько же – в Казахстане. Для сравнения, эмигрантов из Польши по всему миру около 4,7 млн.

Выходит, что наши цифры по эмигрантам вполне сопоставимы с польскими (для понимания, по официальным данным, 42,7 млн украинцев живут в Украине, без учета Крыма, и 38,4 млн поляков – в Польше).

Что также важно, никто и ни в какой стране на самом деле не знает, сколько эмигрантов уезжает (а) навсегда и (б) работать головой, а не руками. Тем более никто не имеет понятия, что эти люди после возвращения смогут дать своей родной стране. Поляки, например, утверждают, что вернуться назад (психологически) даже труднее, чем выехать изначально. А это значит, что вернувшиеся люди не только, вероятно, не станут приносить какую-либо пользу, но даже могут угнетать своих знакомых и родственников. Помимо прочего, им будет нужна психологическая (а может, и социальная, экономическая) поддержка. Вместо дополнительной пользы – дополнительная проблема.

То ли смеяться, то ли плакать.

То ли решать, как вернуть и помочь, то ли забить и делать Украину лучшей для тех, кто есть здесь и сейчас.

______________________________________

Изначально я хотела написать 50 причин для возвращения в Украину (для умных украинцев, конечно же, которые стремятся к личному и общественному развитию). Понятных таких, с цифрами, показателями. Стимулирующих вернуться и показывающих, как же у нас тут много крутого. В итоге не смогла нашкрябать даже 5 адекватных причин – нет данных, есть только ощущения. Получалось что-то вроде банальных «больше возможностей для изменений» и «вызов – получится ли заграничный опыт применить здесь». Фигня полная.

Потому решила просмотреть пару статей/видео об опыте страны-соседки (Польши) и немного исследований/предложений на эту тему.

Оказалось, что вернуть кого-то домой какими-то действиями, кроме принудительного возвращения, – задача практически нереализуемая. По крайней мере, известными методами. А вот с теми, кто по тем или иным причинам сам снова становится жителем своей родной страны, можно и очень даже нужно работать:

  • поощрять предпринимательство среди тех, кто возвращается по достижении своей цели за границей. Речь не о специальных программах для мигрантов, а о возможностях для широкой общественности;
  • политика реинтеграции для тех мигрантов, которым все еще нужен заработок, поскольку они вынуждены были вернуться, не успев заработать нужную сумму за границей. Такие мигранты чаще всего не обладают достаточной самостоятельностью, и им нужно помочь с занятостью на внутреннем рынке. Политика реинтеграции должна включать информацию о возможностях рынка труда, программах переподготовки и сертификации навыков, приобретенных за рубежом;
  • психологическая, правовая, социальная помощь для тех мигрантов, которые стали жертвами работорговли, экологических или других катастроф.

Все это необходимо для того, чтобы вернувшиеся смогли «вписаться» и стать полезными для общества, которое когда-то покинули.

Вопрос только – как много на самом деле таких людей, которые возвращаются и нуждаются в помощи? Является ли вообще миграция проблемой сегодняшнего дня, или этот вопрос сильно преувеличен?

Оригинал

Фото: GettyImages

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *