«Дома ее ждет отец навеселе и ночевка на качелях»: репортаж из школы-интерната на Сумщине 

«Дома ее ждет отец навеселе и ночевка на качелях»: репортаж из школы-интерната на Сумщине 

В этой школе-интернате сегодня находится сотня детей, но только пятеро из них сироты. Диагнозы мальчиков и девочек не позволяют им учиться в обычной школе, но не мешают вступать в техникумы. Сюда приезжают те, кто боится говорить «Я – твоя мама», потому представляются «тетей». Здесь ребят, которые дурачатся после отбоя, в пижамах выводят во двор. Отсюда час езды до ближайшего поселка, и кажется, что детей прячут от чужих глаз.

Корреспондент «КРАПКИ» побывала в Глинской школе-интернате в Сумской области, где живут дети с особыми потребностями, на примере которой говорим о самых распространенных проблемах интернатов и их реформу.

7 гектаров, заросших травой

Добраться до Глинской школы-интерната непросто. 200 км от Сум – примерно 2 часа времени езды на авто. Интересно, что вблизи этого заведения в радиусе 50 км вообще ничего нет, кроме леса, а сама территория учреждения – 7 гектаров земли, заросших травой.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Сутенер своих дочерей: репортаж из дома с видом на кладбище в Фастове

Во дворе дома нас встречают ученики. Сразу становится понятным, что здесь находятся дети с особыми потребностями.

6-летний Влад почти всю жизнь пребывает в школе-интернате. Не потому, что его родители погибли или сидят в тюрьме. Мама сознательно отдала его в интернатое учреждение, поскольку один ребенок из двойни родился с проблемами. Она периодически наведывается к сыну, но не говорит, что она мама. «Тетя Валя» – так к ней обращается сын. Сам же мальчик не понимает, чем отличаются мама, тетя или воспитатели. Его диагноз – умственная отсталость. И он уже никогда не сможет приспособиться к обычной жизни.

Рядом с ним 14-летняя Катя рассматривает книгу о животных и нервно листает страницы. Ее глаза неестественно бегают, а мысли в разговоре постоянно путаются. Мы начинаем говорить о домашних любимцах. Катя, хоть и охотно, но испуганно о них рассказывает. Но, оборвав фразу, начинает рассказывать об отчиме. Затем снова о животных. Затем о маме. О сестре, которая осталась в России. О коте Рыжике. Об акуле с картинки. Опять об отчиме. Как он ее бьет. Когда на выходные она приезжает домой, ее ждут мама с психической болезнью и отчим навеселе. Он бьет дочь и выгоняет ее из дома. Катя ночует на качелях у дома. Обычно, когда такое случается, соседи звонят в школу-интернат. Тогда воспитатели забирают девочку обратно.

«Выставляют на улицу в пижамах и не позволяют выходить в туалет»

На первый взгляд может показаться, что в заведении все хорошо: дети ухоженные, комнаты чистые, учебный процесс идет, работа с психологом проводится. Впрочем, только в личном общении с детьми удалось узнать то, что обычно закрыто от посторонних глаз. Например, ученики 4 класса рассказали, что за непослушание их до сих пор заставляют становиться в угол и стоять до того момента, пока ученик не извинится. Не извиняешься час – будешь стоять час. Кроме того, по их словам, последний раз за то, что им долго не спалось и они смеялись между собой в кроватках, их заставили в пижамах выходить во двор. К тому же, один из малышей рассказал, что его часто не пускали ночью в туалет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Жизнь после запятой: дело 8-летнего Давида, который после школы попал в реанимацию, «на паузе»

«У детей с таким диагнозом обычно снижена ориентировка во времени, особенно в возрасте до 13 лет. Часто они нетерпеливые и гиперактивные, им очень сложно дифференцировать 5 минут и полчаса – насколько это долго. Время удлиняется, если они вынуждены находиться в статическом положении. Не стоит забывать, что все воспитание базируется на поощрении и наказании. У воспитателей дошкольных учреждений очень ограниченный спектр возможных наказаний. Я полагаю, что ставить в угол все же не стоит, лучше посадить ребенка на стульчик, чтобы он сидела некоторое время, пока не осознает, что сделал плохо. Важно объяснить, за что ребенка так наказали и обозначить временные рамки – уточнить, сколько времени он будет сидеть и сказать, что, как прозвенит звонок, нужно извиниться. Если не извиняется, а упорствует – повторить еще раз. В противном случае у ребенка не будет опыта исправления ошибок. Иногда угол тоже бывает действенным способом – главное, чтобы это происходило в разрешенной форме, без криков и оскорблений», – пояснила «КРАПКЕ» психолог Наталья Валедова.

Заметим, что упомянутые выше меры воспитания проводят «нянечки». Они остаются с детьми, когда смена старших воспитателей уже заканчивается. Кроме ухода за детьми у таких рабочих есть и другие задачи, например, обеспечение чистоты в помещениях. И, как мы заметили, приоритет чистоты над детскими интересами преобладает.

Мониторы Национального превентивного механизма, которые часто ездят с незапланированными визитами в интернатные учреждения, рассказывают, что обычно ночные няни не имеют специальной подготовки, профессионального образования и не проходят курсов повышения квалификации. Инициировать их обучение имеют уже внутри самого интернатного учреждения. По их мнению, это обязательного процедура для помощников воспитателей, особенно, если принимать во внимание то, что в Глинской школе-интернате проживают дети с особыми потребностями.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Ты у мене сядешь»: как правоохранители угрожали подростку-беглянке

«Нет помощи родителям, которая позволила бы сохранить ребенка в семье»

Результаты международных исследований доказывают: интернаты вредят развитию ребенка. Они были оправданы в послевоенное время, когда давали приют сиротам. Сейчас из 106 тыс. детей в учреждениях институционального ухода в Украине лишь 6 тыс. являются сиротами.

В 2017 году в Украине началась реформа системы интернатных заведений, которая имеет целью уменьшить количество детей, которые воспитываются в интернатах, на 70% и постепенный перевод их на семейные формы опеки. Для детей с особыми образовательными потребностями предусмотрено открытие инклюзивных классов.

Судя по нашей поездке в школу-интернате, часть учеников вполне могли бы учиться в своих сельских школах. Они ничем не отличаются от сверстников, старшеклассники готовятся вступать в колледжи. Некоторые воспитанники имеют диагнозы, которые не являются критическими и такими, что предусматривают подобную изоляцию. Семьи не пришлось бы разлучать, если бы в свое время детям и родителям помогли психологи и другие специалисты.

«Но на уровне общин необходимых социальных услуг нет. Нет помощи родителям, которая позволила бы сохранить ребенка в семье, в частности, дневных центров (если родители не могут устроить ребенка в детсад) или, как минимум, доступных курсов по месту жительства, где маму и папу научили бы быть родителями. Нет доступных центров для детей с инвалидностью. Часто родители не справляются с ребенком с инвалидностью, поэтому вынуждены отдавать его в интернат, особенно если семья проживает в сельской местности, – рассказала «КРАПКЕ» национальный программный директор «SOS Детские деревни – Украина» Дарья Касьянова. – Кроме того, до сих пор так и не удалось рассказать людям, что такое социальная услуга и реальная помощь семьям с детьми, почему они важны на уровне общины и почему сама община должна даже в условиях децентрализации финансировать эти услуги. Кроме того, нет реальной помощи приемным родителям, хотя она необходима. Поэтому количество детей в приемных семьях и детских домах семейного типа начало сокращаться».

«У каждого – глубокая и сложная история»

Заместитель директора по воспитательной работе Глинский школы-интерната Людмила Лохан рассказывает, что дети привыкают к интернату и, выходя из его стен, некоторые просто не готовы к самостоятельной жизни. Кроме того, есть даже такие, которые не умеют разговаривать.

«У нас разные детки. Но они особенные. В каждого – глубокая и сложная история отношений в семье. Некоторые понимают, что только сами смогут устроить свою жизнь, решить свою судьбу, поэтому работают, совершенствуются. Некоторых портит интернатская система – они привыкают ко всему, что им дарят и приносят. И, конечно, они не захотят уезжать. Поэтому отчасти правы те, кто жалуется на потребительский образ жизни выпускников интернатов. Но нельзя забывать, что здесь дети с особыми потребностями, и все, что мы можем – научить их писать, читать и адаптировать к жизни. Однако есть и такие, кто уже никогда не сможет и этого. Это дети с запущенными проблемами. Мы стараемся дать им все, что возможно, чтобы они хоть немного почувствовали радость детства», – говорит Людмила Лохан.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Травля детей в школах: защитят ли штрафы от кулаков

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *