СПОРНЫЙ ВОПРОС: чем Президент помешал продаже частот для 4G и бизнесу в целом?

СПОРНЫЙ ВОПРОС: чем Президент помешал продаже частот для 4G и бизнесу в целом?

Глава компании «Киевстар» Петр Чернышев прокомментировал появление Президента Украины Петра Порошенко на аукционе по продаже частот 4G. По мнению Чернышева, это было нарушением процедуры.

«Когда он зашел, шли торги за второй лот, где победил Vodafone. И вот он зашел, мы сделали ставку, Vodafone сделал ставку – торги остановились, и он пошел выступать на сцену. А за третий лот торги еще не начинались, фактически аукцион прервался, – заявил Петр Чернышев «Украинской правде». – Я думаю, в какой-нибудь развитой западной стране никто бы так не сделал. Государство само установило правила аукциона, и оно же их нарушило. Как это так?»

Аукцион по продаже частот 4G проходил в Киеве 6 марта этого года. Выступая перед участниками торгов, Порошенко подчеркнул важность реализации технологии 4G: «За четыре года мы внедрили две современные технологии [подразумевается 3G и 4G]. Отличие между ними – это как пересесть с дрезины на сверхсовременный скоростной экспресс». Также Президент выразил надежду на то, что уже в 2018 году в «абсолютном большинстве областных центров» операторы мобильной связи запустят «четвертое поколение».

Президент Петр Порошенко принял участие в аукционе лицензий 4G – видео канала «112»

Связь 3G украинские мобильные операторы запустили в 2015 году после аналогичного аукциона по распределению частот. Бюджет этого аукциона превысил 8 млрд грн. При этом внедрение третьего поколения мобильной связи произошло в Украине с отставанием в среднем на 10 лет по сравнению как с развитыми, так и с развивающимися странами. На протяжении всего этого времени государство откладывало внедрение передовых технологий в сфере мобильной связи. Позднее в реализацию проектов 3G и 4G государство не вложило ни копейки бюджетных средств.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Проблема 4G: инновациям в экономике мешает коррупция

В связи с этим вопрос к экспертам: что нужно изменить в государственной политике ради повышения инвестиционной привлекательности Украины? Насколько свободен должен быть бизнес от государственного влияния?

«Модель улучшения инвестиционного климата в Украине»

Экономический эксперт Ростислав Лукач

Необходимо открыть рынок сельскохозяйственной земли. Чтобы это было эффективно для Украины, нужно руководствоваться примером европейских стран, например Польши. Важно ограничить объемы земли, предлагаемой «в одни руки». Для начала, например, площадью 200 га. Кроме того, нужно дать гражданам возможность реализовать свое право на девять разных участков земли. На сегодняшний день это право реализуется только для селян, которые могут получить землю и распоряжаться ею как угодно. А горожане этой возможности лишены. Экс-премьер-министр Арсений Яценюк говорил, что у нас есть большие запасы государственной земли. Он даже собирался делать банк земли и продавать ее иностранцам. Так вот, прежде чем продавать, нужно отдать долги своим гражданам, чтобы каждый получил право на земельный участок, а для этого выпустить земельные сертификаты. Дальше  гражданин сможет получить за этот сертификат участок земли или продать его на рынке, что, кстати, оживит рынок ценных бумаг.

Для выхода из кризиса я предложил бы на пять лет вообще освободить микробизнес от налогов, а предприятия малого и среднего бизнеса – от проверок. Освободится огромное количество сотрудников налоговой службы. Их нужно направить с проверками на госпредприятия и предприятия с долей государства, коммунальные предприятия и те, которые выполняли бюджетные заказы. Пяти лет нашим налоговикам как раз хватит, чтобы навести порядок в этой сфере.

Нужно восстановить активное производство в машиностроении, судостроении, самолетостроении. У нас военно-промышленный комплекс нуждается в резком увеличении финансирования, также необходима инфраструктура. Для этого нужны «длинные и дешевые деньги». На сегодняшний день стоимость кредитов не позволяет развиваться. Нужно дать бизнесу возможность развиваться и конкурировать на мировых рынках. Во всех странах, которые поднялись после кризиса, например, за последние 100 лет, таких как Франция, Германия, Япония, США, был Банк развития. Нам тоже нужен такой банк, который будет выдавать украинским предприятиям долгосрочные и дешевые кредиты. А для поддержания их экспортной экспансии следует создать рядом Экспортно-кредитное агентство. (Наш Кабмин давно должен был его создать, но Минэкономики саботирует данный процесс.) На эти цели в бюджете должны быть заложены миллиарды.

«Нужен новый орган для реформирования экономики»

Председатель совета Ассоциации защиты активов Александр Ситухо

В каждой стране, которая показала успешные результаты реформирования экономики, кроме базовых правительственных структур имелся или имеется еще отдельный орган, координирующий всю реформаторскую и инновационную деятельность. «Малое правительство» в Китае, например. В Украине такого нет. Есть некие образования, которые пытаются предложить инвесторам «крышу», а по сути просто нацелены на избавление их от капиталов. Так что правильные отношения между бизнесом и «старым государством» на данном этапе означают максимальное дистанцирование от государства. Этот «Титаник» уже отплыл, не стоит брать на него билет, если, конечно, не хотите получить экстремальные ощущения.

Инвестиционные процессы используют доллары, что автоматически переводит их в «тень». Необходимо восстановление инвестиционного рынка, прежде всего рынка ценных бумаг, адаптированного к новым трендам, обеспечивающего создание новых, эффективных имущественных комплексов (предприятий, систем активов) и деструкцию неэффективных. Сейчас он заблокирован, так как представляет угрозу стабильности олигархических ФПГ. Также нужно создать условия для использования украинской юрисдикции для защиты активов бизнеса, возврата в страну холдингов, фондов – базовых структур, которые обеспечивают сохранность прав владельцев. Сейчас украинский бизнес использует для этого юрисдикцию ЕС, США, Великобритании, укрепляет своими активами эти государства и рискует попасть под конфискационные процессы, начавшиеся в мире. Необходимо создать возможности для сохранения результатов инвестиций, уберечь их от изъятия вечно дефицитным государственным бюджетом (и хищений уже из него) и создать условия для реинвестирования прибыли в Украине, а не вывода ее из страны.

«Власть и бизнес – одно целое»

Финансовый аналитик Алексей Кущ

В Украине до сих пор считается нормой пребывание на высших руководящих должностях и получение доходов от бизнеса, хотя по европейским меркам в этом случае наблюдается прямой конфликт интересов. Полномочия государственных правоохранительных органов по борьбе с использованием инсайдерской информации и бенефициаров связей пока вообще не сформулированы.

Какой здравомыслящий инвестор приедет вкладывать деньги в страну, в которой идет война, которая, по всей видимости, не закончится скоро? К тому же власть плотно курирует бизнес. Я выделил бы в модели отношений бизнеса и государства три зоны: белую, черную и серую: «Белая зона» – это налоговые отношения, «серная зона» – коррупция и криминал, «серая зона» – добровольный или добровольно-принудительный вклад в финансирование.

«Власть частных монополистов и высокие тарифы душат экономику»

Преподаватель Запорожского национального университета Константин Денисов

Например, государство гарантирует льготы бизнесу, который создает новые рабочие места. Бизнесу могут возвращать 50% расходов на уплату ЕСВ за новых работников (ст. 24 Закона Украины «О занятости населения»). Но здесь есть существенное препятствие: расходы возвращают только тогда, когда новые работники получают месячную заработную плату в размере не менее трех минимальных – сегодня это 11 169 грн (3723 грн × 3). При этом средняя заработная плата в феврале 2018-го составляла 7828 грн. Выход – менять принципы субсидирования новых рабочих мест.
Но главное – ограничить власть частных монополистов, которые высокими тарифами буквально душат экономику. Речь идет об энергетике (газ, тепло, электроэнергия), где отдельные компании контролируют более 50% мощностей, сознательно ограничивая конкуренцию и получая сверхприбыли. Страны ЕС решили эту проблему путем добровольно-принудительного распределения крупных компаний, которые имели статус естественных монополистов.

Leave a reply

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *