ЭКСПЕРТИЗА: Почему погиб герой АТО Волошин

ЭКСПЕРТИЗА: Почему погиб герой АТО Волошин

18 марта покончил с собой герой АТО, 29-летний директор Международного аэропорта Николаев Владислав Волошин.
Полиция сообщает, что он не оставил предсмертной записки.
«Когда приехали медики, он был живой, в контактном состоянии. Он не сообщил никакую информацию, никого не обвинил, причин не пояснил. Общался с медиками, мог говорить, но не сказал ничего, что помогло бы следствию», – цитирует Украинская правда свой источник в Николаевской полиции.
Волошин – герой АТО, пилот штурмовика Су-25 299-й Николаевской бригады тактической авиации. Совершил 33 боевых вылета, в районе Новокатериновки его самолет сбили россияне. Волошин катапультировался в последний момент – и оказался на оккупированной территории, получив несколько тяжелых травм. Несмотря на это ему удалось перебраться на позиции Вооруженных сил Украины. По рации его «вел» куратор из ВСУ.
Волошин награжден орденом «За мужество» III степени.
Позже Волошин подал в отставку. Свое решение аргументировал нищенской зарплатой летчиков, отсутствием или необходимостью за свой счет покупать части экипировки и оборудования.
Наиболее обсуждаемая версия причины самоубийства – участие в коррупционных схемах вокруг Николаевского аэропорта, руководителем которого Волошин был назначен после демобилизации. Газета НикВести опубликовала переписку Волошина с неизвестным собеседником, где Волошин жалуется на прессинг со стороны председателя Николаевской облгосадминистрации Алексея Савченко.

В частности, Волошин делится со своим собеседником копиями поручений Савченко, а также копией выводов проверки Госаудитслужбы скандальных ремонтных работ в аэропорту. Далее из переписки видно, что Волошин хочет писать заявление на увольнение, но губернатор продлил ему контракт.
Волошин: Меня продлили. От сегодня.
Собеседник: Вали нахрен оттуда.
Волошин: Вот и я думаю.
Собеседник: Ему насрать на всех, когда своя жопа горит. Вот и думай.
Волошин: Я это уже давно понял… Я бы уже свалил. Но за спиной 100 человек, которые останутся без работы.
Полный текст переписки можно прочитать здесь. 
Вторая версия причины самоубийства Волошина – конфликт личного плана.
Также эксперты отмечают, что психика ветеранов боевых действий подчас слишком остро реагирует даже на умеренные раздражители, и это может привести к суициду. Мы решили спросить у специалистов их версии причин трагедии, случившейся с Владом Волошиным. А также мы поинтересовались, что требуется, чтобы в Украине эффективно заработала система реабилитации для ветеранов АТО?

“Когда атошник понимает, что им манипулируют – это катастрофа”

Волонтер-психолог Руслана Мороз

Ни для кого ни секрет, что у ребят, которые вернулись из АТО проблемы с женам. Он уходил на войну одним, вернулся другим человеком, нужно заново строить отношения. И по разговором, которые ходят сейчас по Николаеву, у Владислава Волошина были проблемы в семье. Добавьте к ним психологические трудности, с которыми он столкнулся на работе в аэропорту. На войне все просто, там есть свои, есть чужие. Ты понимаешь ради чего рискуешь жизнью. Мир чиновников это разговоры в кулуарах, интриги, договорняки, отмывание денег. Осознание того, что ты хочешь, но не можешь все это изменить — очень высокая нагрузка на психику. А если ты понял, что невольно вовлечен в “схемы”, что тобой манипулируют это — катастрофа”.

У ребят срабатывает симптом избегания, отторжения. Это один симптом боевого стресса. Дело в том, что когда психика переживает травму, она расщепляется на здоровую и травмированную части. Последняя пытается защитить себя на очень глубоком уровне, она как-будто советует: «не ходи, а вдруг после еще хуже будет». Ребят надо брать за руку и вести к психологу, но они не доверяют ни жене, не матери — их же не было на войне, они не боевые товарищи. Мы ищем командиров, волонтеров, которые могут дать таким людям приказ: «Подобрал сопли. Вперед к специалисту». Но волонтеры-психологи не могут уделить должное внимание всем, который вернулся из АТО. А государственная программа по реабилитации есть только на бумаге.

Я знаю госпиталь для ветеранов, где работала замечательный клинический психолог, девушка-переселенка. Ребята рассказывали мне, что она их “вытягивала”. Но система ее съела. Прошло время, и на этой должности оказалась чья-то дочка, психолог которая пришла из мединститута и ничего не умеет. В итоге, к ней никто не хочет обращаться, знают, что им не помогут. Но если в самом Николаеве ребята еще могут найти психолога, то в райцентрах им идти не к кому, поговорить о проблемах не с кем.

Предприимчивые люди открывают у ворот оздоровительных центров кафе и магазины, который торгуют спиртным. Многие пьют, а персонал не вмешивается. И кто захочет ехать в такое место? Да еще, если нет горячей воды, а кормят слипшимися макаронами и разваливающимся котлетами. Возможно где-то есть центры, которые работают хорошо. Где-то есть хорошие психологи, но в целом государственная программа по реабилитации – это грустно. И если ничего не менять ситуация с самоубийствами будет усугубляться.

“В вопросе реабилитации военных царит хаос”

Вадим Шевченко, военный психолог

Статистику по так называемым «небоевым потерям» у нас начали вести с сентября 2016 года. Тогда полиция стала фиксировать в протоколах, являлся ли погибший или пострадавший участником АТО. Другое дело, с чем нам сравнивать эту статистику? Данных о том, сколько небоевых потерь было среди, допустим, афганцев нет – эта информация в секретных архивах. Для примера можно брать данные США. Они посчитали, что в результате войны во Вьетнане их боевые потери составили 54 тысяч человек, а небоевые – 60 тысяч человек. В это число входят не только самоубийства, но и болезни, а также, допустим, наркомания. Став наркоманом, человек выпал из социума, его причисляют к небоевым потерям. Та же история и по преступникам.
Проблема осложняется тем, что у нас в вопросе реабилитации царит полный хаос. Нет единой утвержденной программы. Не раз поднимался вопрос о законе, который даст определение таким понятием как реабилитация, социализация, адаптация. Сейчас часто путают одно с другим. Так же не раз подымался вопрос о единой горячей линии для военных, номер которой они бы знали так же четко, как и номер аварийных служб, но линия не была создана. Можно сказать, что сейчас мы находимся только в начале пути, делаем первые и начинаем разрабатывать современные стандарты для психологической реабилитации бойцов.

“У нас любят взять героя и прикрыть им свои махинации”

Глава совета ветеранов АТО партии «УКРОП» Николай Колесник

Там не все так однозначно на первый взгляд. Я видел его рабочую переписку, которая попала в прессу. Видел, что у него были проблемы на работе, и с тендерами, он чувствовал какое-то давление. Поэтому не приписываю ему посттравматический синдром. Он стал чиновником и у него были проблемы. У нас вообще сейчас любят взять героя, а потом прикрывать его формой и орденами оборудки нечестных на руку чиновников.

Я думаю, что не стоит ждать чего-то от государства. Например, наш батальон «Кривбасс» прошел Иловайск и Дебальцево, у нас были потери – каждый 5-ый. Тем не менее, мы нашли в себе силы и на базе нашего батальона создали свою организацию. Сейчас заботимся о семьях погибших, раненных товарищах да и о тех, кому просто нужна поддержка. Проводим вместе какие-то мероприятия – боулинг, концерт, спорт, соревнования. И мы всегда в курсе, чем живет семья, в чем нуждается, какой моральный климат. По сути, мы стали одной большой семьей – это здорово всем нам помогает. Если государство стоит в стороне, то стоит понимать, что мы и есть государство, поэтому все в наших руках. В любом городе или поселке есть те, кто прошли войну. Нужно самоорганизоваться, поддерживать друг друга. Коллектив здесь очень важен.

“Чтобы прекратить самоубийства, нужно менять страну”

Нардеп Виктор Чумак

Если при таких нагрузках люди попадают в нормальную среду, психика успокаивается. Но что видят наши ребята, которые возвращаются из войны домой?  Безработица, цены, коррупция, неуважение и т. д. Это только добавляет стресса, поэтому психика просто не выдерживает. Для того, чтобы прекратить такие самоубийства, достаточно начать что-то менять в стране. Менять систему, убирать олигархов, строить вертикаль народовластия и контроля правительства. Ведь ни для кого не секрет, что люди и без АТО бегут из страны, накладывают на себя руки…

Справка КРАПКИ. Синдром АТО – это  вина выжившего

У Го­мера герои Троянской войны пережива­ют «страшную тревогу», у них «огорчен­ные души» и «мрачное сердце».
Иными словами, уже в Древней Греции было известно о влиянии, которое оказывают боевые действия на психику человека.
Расхожие термины, вроде «синдрома войны в заливе» или «синдрома АТО» фактически подразумевают медицинское состояние, известное, как синдром посттравматического стресса или ПТС. В первую очередь ПТС связан с психической травмой, являющейся реакцией человека на пережитое.
Иногда ПТС проходит без выраженной реакцией, но нередко она проявляется. Обычно это происходит в течение 6 месяцев после получения психической травмы.
У ПТС имеются определенные симптомы, которые могут проявляться неравномерно: немотивированная бдительность (че­ловек постоянно и с пристальным внимани­ем следит за всем, что происходит, он словно бы все время наготове); взрывная реакция (легко раздражается, теряет над собой контроль, может броситься на землю, услышав звук летящего самолета), притупленность эмоций (не может смеяться, сказать жене или ребенку о любви или же наоборот, не чувствует обиды и страха); агрессивность (склонность решать трудности с применением грубой силы); нарушения памяти и концентрации внимания; депрессия и усталость; общая тревожность (включая головные боли, страх преследования); злоупотребление алкоголем и наркотиками (считается наиболее распространенным у ветеранов симптомом ПТС); непрошеные воспоминания (человек волей-неволей прокручивает в памяти подробности пережитого, видит сны и даже галлюцинации); трудности с засыпанием и прерывистый сон; мысли о самоубийстве; чувство вины перед погибшими товарищами – «вина выжившего».

Leave a reply

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *