СТАВИМ ТОЧКУ: Манафорт в обмен на «Джавелины»

New York Times опубликовала статью журналиста Эндрю Крамера, в которой говорится о том, что Украина заморозила четыре дела, связанные с бывшим главой избирательной кампании Дональда Трампа Полом Манафортом. Автор утверждает, что украинские чиновники боятся обидеть Трампа и лишиться тем самым финансовой поддержки США, а также поставок американского оружия.
«Госдепартамент выдал лицензию на вывоз ракеты 22 декабря, а 2 марта Пентагон окончательно одобрил продажу 210 Javelin и 35 пусковых установок. Приказ прекратить расследования относительно Манафорта поступил в начале апреля», – говорится в статье.
Известно, что в вышеупомянутом апрельском приказе относительно расследования дела Манафорта не было указания закрывать производство, но руководителю Департамента спецрасследований ГПУ Сергею Горбатюку запретили выдавать повестку для получения показаний или опроса свидетелей.
В Генпрокуратуре отреагировали на публикацию статьи: заместитель генпрокурора Евгений Енин предположил, что могла возникнуть банальная ошибка перевода, потому что спецпрокурор ФБР Роберт Мюллер не обращался в ГПУ за помощью в расследовании дела бывшего главы избирательной кампании Дональда Трампа Пола Манафорта. А народный депутат Владимир Арьев отметил, что его цитату в статье («могу предположить, что из-за сложившейся в стране ситуации Украина избегает всех моментов, которые могут раздражать американскую администрацию, но если американские следователи обратятся к украинским, то украинская сторона сделает все необходимое в соответствии с существующими двусторонними соглашениями») обрезали, что создало неправильный смысловой посыл.

«КРАПКА» задала вопрос экспертам: действительно ли украинские политики могли пойти на то, чтобы заморозить дело Пола Манафорта в страхе не получить финансирование США?

«НАБУ и ГПУ не будут вступать в конфликт с администрацией Трампа»

СТАВИМ ТОЧКУ: Манафорт в обмен на «Джавелины»
Исполнительный директор Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко

Украинская тема используется только как инструмент борьбы с Трампом. Истина посередине. Нужно понимать, что расследование по поводу «черной кассы» Партии регионов, в котором фигурирует Манафорт, не имеет четких доказательств. Дело в том, что подтвердить или проверить перечисления на счета Манафорта можно только с помощью американцев, а занимается этим НАБУ – организация, связанная с США и зависимая от ФБР на самом деле. Так что НАБУ не может сделать это по собственной инициативе, потому что следователи занимаются расследованием с учетом позиции американских правоохранительных органов и с акцентом на внутриполитическом контексте США. Тут дело не в каком-то решении украинских властей, а в том, что НАБУ и Генеральная прокуратура не хотят вступать в конфликт с Трампом и с Администрацией президента США. Им нет смысла подыгрывать демократам в войне с Трампом.

«Оружие, поставленное США, не изменит стратегическую расстановку сил на Донбассе»

СТАВИМ ТОЧКУ: Манафорт в обмен на «Джавелины»
Президент Центра европейских и трансатлантических студий Алексей Коломиец

Во-первых, газета New York Times левая и антитрамповская, она была в мейнстриме поддержки Х. Клинтон и всей группировки Б. Обамы. В данный момент газета еще более антиреспубликанская, потому что в кабинет вошли люди, которые вызывают наибольшее неприятие. Также появление статьи совпало с тем, что спецпрокурор Мюллер готовится к допросу уже самого президента, это уже после того, как Палата представителей закрыла свое внутреннее расследование и был опубликован доклад Комитета по разведке, который четко сказал, что сговора не было. Обвинения, которые инкриминируются П. Манафорту, меньше чем на 20% связаны с самой предвыборной кампанией, его победой и тем более с дальнейшими действиями в качестве президента. В основном все обвинения касаются деятельности Манафорта до начала избирательной кампании. Также я уже несколько раз говорил, что Д. Трамп ненавидит Порошенко. Публиковались статьи с упоминанием фамилии того же посла Чалого и его заместителя, работающего в посольстве, которые были основными проводниками кампании Б. Обамы, Х. Клинтон. Для уничтожения Трампа активно использовался украинский след. В результате в сентябре 2016 г. Порошенко на одном этаже здания встречался с Клинтон, а на другом этаже находился Трамп, и он отказался встретиться с нашим президентом. Также Трамп четыре месяца назад отказался встретиться с Порошенко в Давосе. Все это сливается в общий контекст. На Банковой делают все возможное и невозможное, чтобы понравиться Трампу. Я убежден, что появление этих статей еще больше настраивает Трампа против кавалерии на Банковой.

По поводу оружия я хочу уточнить три момента. Во-первых, это провокация. И она заключается не в том, что дали, ведь выделение оружия получилось автоматически. Провокация в том, что его недостаточно – не просто мало, а критически мало – и оно не изменит стратегический баланс на востоке Украины. Оно не остановит бандитов и русскую армию. Во-вторых, в связи с этими поставками мы будем ждать усиления группировки российских войск на Донбассе и усиления поддержки бандитских формирований на востоке. А третий момент самый страшный: нынешние руководители администрации Трампа и он сам боятся того, что эти установки через определенное время могут оказаться на территории России.

«Шансы на политическое замораживание дел, расследуемых НАБУ, малы»

СТАВИМ ТОЧКУ: Манафорт в обмен на «Джавелины»
Исполнительный директор «Transparency International Украина» Ярослав Юрчишин

Есть возможность затягивать следствие: проводить дополнительные экспертизы, не вызывать свидетелей. Затягивать могут, но нужно разбираться, по каким делам ведется расследование. Одно дело касается так называемой черной бухгалтерии Партии регионов. Там действительно есть технологическая сложность в вопросе верификации почерков. На самом деле проблема в экспертизе, ведь в Украине мало специалистов. Это как объективный, так и субъективный фактор. Из-за этого также затягивается дело Охендовского, которое давно нужно было передать в суд, но между САП и НАБУ были разногласия относительно достаточности аргументации для суда.

При этом если расследование осуществляет НАБУ, то процессуальное рассмотрение осуществляет САП, а без согласования с Юрием Луценко такие действия совершить невозможно. Я более склоняюсь к мысли о том, что это проблема перевода или сложных процедур и ответов со стороны прокуратуры на запросы правоохранительных органов других стран. С таким мы сталкивались, когда из Голландии по делам санкционного списка присылали запросы в нашу прокуратуру, но очень долго искали ответы.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *