СПОРНЫЙ ВОПРОС: одолеет ли героя Майдана «печерское правосудие»?

СПОРНЫЙ ВОПРОС: одолеет ли героя Майдана «печерское правосудие»?

Сегодня утром в Печерском суде Киева во время судебного заседания по избранию меры пресечения для Ивана Бубенчика обвинение отозвало ходатайство о содержании его под стражей и сняло подозрение в умышленном убийстве. Судья удовлетворил ходатайство.

Наиболее полно подробности дела изложены здесь.
Тем не менее в 17:00 Бубенчик обязан был явиться в Департамент специальных расследований ГПУ, где ему и сообщили о замене ранее объявленного подозрения. Отныне Иван Бубенчик подозревается в совершении преступлений, предусмотренных ст. 348 (Посягательство на жизнь работника правоохранительного органа, члена общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы или военнослужащего) и ч. 1 ст. 263 (Незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами) УК Украины.
Сообщение об изменении ранее предъявленного подозрения сделала заместитель генерального прокурора Украины Анжела Стрижевская в присутствии адвокатов активиста.
Ивана Бубенчика обвиняют в убийстве правоохранителей во время противостояния на Майдане. Третьего апреля его задержали на границе с Польшей на пункте пропуска Шегини, предъявив подозрение в причастности к убийству сотрудника спецподразделения МВД «Беркут» и военнослужащего внутренних войск и в покушении на убийство еще одного военнослужащего. Основание для подозрения – признание самого Бубенчика, сделанное еще в 2016 году для Hromadske.ua.
Бубенчик вины не признает, утверждая, что он «защитник народа и уничтожал врага».
Задержание активиста Евромайдана вызвало резонанс в соцсетях, его обсуждают политики, журналисты и рядовые пользователи. Но почти все комментаторы единодушны во мнении, что оценка действий активиста означает оценку Евромайдана.
Мы спросили у экспертов, имеет ли дело Бубенчика перспективу. Можно ли назвать его поражением Революции достоинства?

«Власть дает понять, что сопротивление будет наказано»

Политолог Владимир Золотарев

Подобные репрессии вполне закономерно будут проводить и дальше. Таких, как Бубенчик, которые посмели поднять руку на власть, будут наказывать. Власть хочет держать всех остальных в страхе и дает понять, что сопротивление будет наказано. Бубенчик или, например, Сашко Билый, что бы о них ни говорили, – это люди антисистемные, которые олицетворяют собой народный протест. В данном случае они не наказаны, и получается, что не наказан протест. Любая власть действовала бы так же, как украинская: наказывала бы тех, кто протестует. Нельзя допускать, чтобы протест стал успешным. Ведь тогда люди теряют страх и начинают вести себя подобным образом.

«Убийство не подпадает под амнистию»

Адвокат юридической компании «Климчук и партнеры» Максим Гарбуз

Такое тяжкое преступление, как убийство, не подпадает под амнистию. Скорее всего, они предъявят подозрение по другому, менее тяжкому преступлению, которое подпадает под амнистию, и все – революционер свободен.

«Дело Бубенчика будет формировать отношение граждан к государству»

Народный депутат, член президиума партии «УКРОП» Александр Дубинин

Юридическая составляющая заключается в том, что у нас есть закон и каждый гражданин Украины обязан его соблюдать, а если уж нарушил, то должен отвечать. У нас нет такого понятия, как освобождение от ответственности. Поэтому юридическая составляющая должна опираться на факты, экспертизы и доказательства. Второй аспект здесь политический. Одним политическим силам не нравится то, что происходит после Революции достоинства, других же, наоборот, все устраивает. И в какой-то момент некоторые политические силы начинают спекулировать на процессе Ивана Бубенчика. Дескать, посмотрите, кто был на Майдане и кто там стрелял. Тут происходит манипуляция многими вещами. Есть еще и третья составляющая этого громкого дела – общественная, или сугубо человеческая. Спустя четыре года после Майдана и расстрела Небесной сотни мы так и не получили ответа на вопрос: «Кто убил Небесную сотню?» Нет ни одного решения суда по этим громким делам. Большинство виновных, в том числе и коррупционеров, выпускают под смешные залоги. В судах ничего нет, нигде ничего не расследуется. Все это заставляет людей не доверять власти, депутатам и отдельным политикам. Я думаю, что перспектива этого процесса должна быть вынесена в публичную плоскость. Суд учтет многие детали в деле Бубенчика, но общество будет недовольно. Ведь по такому же принципу можно сейчас засудить любого, кто стоял на Майдане, любого участника АТО, потому что у нас антитеррористическая операция, а не война и нельзя применять самолеты и танки. Надо проследить, чтобы юридическая концепция данного дела не смешивалась с политической стороной, и, безусловно, нужно учитывать общественное мнение в данном процессе. Потому что исходя из этого дела будет формироваться отношение граждан к государству и к тем, кто этим государством управляет.

«Луценко создает образ защитника героев Революции достоинства»

Политолог Игорь Петренко

Во-первых, возможно, это следствие противостояния двух групп, таких как БПП и «Народный фронт». Следователь Сергей Горбатюк, который вел дело о преступлениях времен Революции достоинства, так или иначе связан с «Народным фронтом». Не нужно забывать о конфронтации Горбатюка и генерального прокурора Юрия Луценко. Цель этой конфронтации – подставить Банковую, и в первую очередь Луценко.

Второй фактор в деле Бубенчика – стремление Луценко создать медийный повод. Сначала они обвиняют героя Революции достоинства в преступлении. Потом Луценко торжественно выезжает на белом коне и говорит, что обвинение изменяют. В результате генеральный прокурор приобретает имидж защитника героев Евромайдана. Этот вариант логически соответствует стилю, который демонстрирует нам Юрий Луценко.

«Не хватает фактов для доказательства вины»

Политтехнолог Тарас Загородний

Одно дело – заявления активиста, который хочет рассказать, что он был самым главным героем Революции, а другое – совершал ли он то, о чем говорит. Согласно нашему законодательству, должны были провести проверку. В данном деле неясно, каких командиров он убивал. В этой истории я не вижу «фактуры», а именно: как он это делал, каким оружием, при каких обстоятельствах. Я вижу скорее пиар отдельного человека. Вокруг этого дела больше разговоров, чем фактов.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *