Первый бой АТО: «Они просто расстреливали нас – без предупреждения, со спины, с расстояния десяти метров»

Первый бой АТО: «Они просто расстреливали нас – без предупреждения, со спины, с расстояния десяти метров»

Пять лет назад 13 апреля, после того как близ Славянска российские спецслужбы расстреляли группу сотрудников СБУ, в Украине была объявлена антитеррористическая операция.

Война на Донбассе началась 13 апреля 2014 года  около девяти часов утра в селе Семеновка, что в 8 км от Славянска Донецкой области. В тот день, когда христиане всего мира отмечали Вербное воскресенье, в зоне АТО впервые пролилась кровь. Впервые в истории независимой Украины на наших силовиков было совершено покушение, организованное спецслужбами другого государства.

В том бою погиб 42-летний капитан группы А Центра специальных операций при СБУ, полтавчанин Геннадий Биличенко. За 20 лет работы в «Альфе» Геннадий принял участие не менее чем в 180 операциях по обезвреживанию преступников, был награжден четырьмя медалями и множеством почетных грамот. Однако погиб при выполнении боевого задания от рук кремлевских наемников.

«Мне хочется быть слабой женщиной. Хочется надежного мужского плеча рядом, как было раньше»

– В воздухе снова пахнет весной, но я уже никогда не буду радоваться этим запахам, так как именно в это время моя жизнь разломилось пополам и уже никогда не будет так, как прежде, – плачет вдова офицера Геннадия Биличенко Наталья. – Меня батюшка утешает: «Бог дает испытания сильным». А я не хочу быть сильной. Мне хочется быть слабой женщиной. Хочется надежного мужского плеча рядом, как было раньше.

Их познакомило небо. Это произошло в Прилуках Черниговской области. В июле 1996 года члены полтавского авиационно-технического спортивно-парашютного клуба отправились туда на сборы. В это время на ту же базу с той же целью прибыли и сотрудники полтавской «Альфы».

– К тому моменту на моем счету было более двух десятков прыжков. Парашютным спортом меня заинтересовала подружка, когда мы еще в школу ходили, – вспоминает Наталья. А Гена был новичком в этом деле, поэтому я с удовольствием делилась с ним своим опытом. Помогала складывать парашют. Это судьба. Жить в одном городе, ходить по одним улицам – и не встретиться… Нужно было уехать из Полтавы за две сотни километров, чтобы найти друг друга.

Гена, рассказывает Наталья с теплотой в голосе, был настоящим джентльменом: на свидание приходил непременно с цветами. Был очень интересным, умным собеседником, а главное – надежным человеком.

– Мы поженились через три года после знакомства.Вдове офицера нелегко даются воспоминания. Еще до этого у моей мамы нашли рак. И если бы не Гена, даже не знаю, как бы я справилась с этим испытанием. Перед смертью она сказала мне: «Я спокойна за тебя, потому что у тебя очень хороший муж». Мои папа и мама любили зятя. И родители Геннадия очень гордились своим сыном. Он с детства мечтал стать офицером и целенаправленно шел к своей мечте.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:   Позывной Оса: как атошник сражался с радиацией, сепаратистами, ДРГ и побеждает в украинских судах

Наталья знала, за кого выходила замуж, поэтому никогда не расспрашивала Геннадия о работе. Но им всегда было о чем поговорить. Муж серьезно увлекался историей, заочно окончил исторический факультет Полтавского государственного педагогического университета. И запоем читал одну книгу за другой. В «бардачке» его машины всегда были новые исторические книги. Он умудрялся читать, даже когда выбирался на рыбалку.

Мы прожили с мужем 15 лет. Теперь, когда меня накрывает волна отчаяния, я думаю о том, что была счастлива каждый день из этих совместно прожитых лет. Но понимаете, без этого человека мне не хватает воздуха…

«Что через несколько дней в Украине начнется война, никто даже предположить не мог»

В свои 42, после 20 лет службы в СБУ, Геннадий Биличенко, который начинал трудовую деятельность как водитель в «Альфе» и дослужился до капитана, имел право уйти в отставку. Уже даже обходной ордер получил на руки. Но ситуация в стране обострилась, и Геннадий Васильевич остался.

После захвата сепаратистами и российскими боевиками Славянская туда отправилась группа силовиков из центрального аппарата с целью произвести разведку. Полтавская «Альфа» обеспечивала их безопасность. В ее составе был и Геннадий Биличенко.

Утром 7 апреля 2014 года мужа подняли по тревоге, и он уехал в очередную командировку, которая оказалось последней. Как всегда, он не сказал, куда отправляется,  продолжает Наталья. В нашей семье это было обычным делом, и я особо не волновалась по поводу его командировок. Днем Гена позвонил (у нас существовало негласное правило: я его не беспокою звонками, он сам звонит, когда может). Я спросила, где он. «Ну, ты же понимаешь», – ушел он от прямого ответа. Я, конечно, догадалась, что на Донбассе, но никто тогда не подозревал, насколько там опасно. Что через несколько дней в Украине начнется война, даже предположить никто не мог.

Последний раз мы разговаривали с Геной 12 апреля вечером. Он спросил, как у меня прошел день, как Денис. Пообещал позвонить завтра, когда будет свободная минутка. Никаких плохих предчувствий у меня не возникло.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Волонтер: «Ты или воюешь, или помогаешь фронту – все, третьего быть не может»

Однако на следующий день Геннадий не позвонил. И Наталья нарушила негласное правило набрала его номер. Гудки были, однако абонент не отвечал. Через некоторое время повторила попытку результат оказался тот же. Подумала: «Значит, занят».

В начале одиннадцатого в дверь позвонили, глаза вдове снова застилают слезы. Как только я увидела множество людей в форме, все поняла. Так в наш дом пришла беда. Что было дальше, не помню.

А на следующий день в интернете появилась запись телефонных разговоров, перехваченных СБУ, между так называемым славянским стрелком и его московскими руководителями, которая шокировала миллионы украинцев. «Стрелок» докладывал какому-то Александру: «Мы не знаем даже, кого мы «покрошили», но кого-то серьезного… Мои ребята просто отработали на «пятерочку с плюсом». В докладе командиру диверсионной группы Главного разведывательного управления Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации этот самый человек конкретизирует свой отчет: «Наша группа расстреляла три автомобиля VIP-класса, в которых они (руководители украинских силовых структур. Прим. «КРАПКИ») передвигались. Уничтожили и охрану, и тех, кто в них находился, почти всех».

«Я могу официально дать информацию, что это глава украинского Антитеррористического центра, с явным удовольствием отвечает «стрелку» московский шеф. Аваков сказал, что он ранен. Так что вы в кого надо попали… Вы хорошо отпраздновали (13 апреля было Вербное воскресенье. Прим. «КРАПКИ)».

Кстати, в сотрудников СБУ стреляли из автомобиля «Рено» с полтавскими номерами, принадлежавшего частной охранной фирме «Явир-2000», что сначала всех сбило с толку. Позже выяснилось, что боевики намеренно захватили яркий автомобиль с логотипами на украинском языке, чтобы показать всему миру: украинцы уничтожают своих же силовиков. Водителя и охранника фирмы вооруженные люди увезли в захваченный  Славянск, где подвергли пыткам. Заложникам лишь по счастливой случайности удалось избежать гибели. Вернувшись домой, они рассказывали, что их захватывали шесть местных жителей, а в подвале прокуратуры, куда мужчин бросили после допроса, базировались десятка три российских наемников их выдавали характерный говор, форма и оружие.

«Стреляли из автоматов АК-100, которые недавно были взяты на вооружение российскими спецподразделениями»

В тот трагический день, 13 апреля, около девяти утра сотрудники центрального аппарата совместно с руководством Донецкой областной милиции проводили рекогносцировку (изучение местности перед боем. Прим. «КРАПКИ»), готовились к антитеррористической операции, рассказывал автору этой публикации на похоронах Геннадия Биличенко тогдашний заместитель председателя СБУ, генерал-майор Виктор Ягун. В 8 км от Славянска остановились пообщаться с жителями села Семеновка. В том месте стояло много автомобилей  и гражданских, и военных. Люди уверяли нас, что в Славянске оружия нет, что здесь, мол, только мирные демонстранты. В это время подъехала группа мужчин в гражданской одежде, которые, как стало понятно позже, доложили террористам о VIP-автомобилях. Через несколько минут раздались выстрелы. Тех, кто стрелял, было около десятка. Они просто расстреливали нас без предупреждения, со спины, с расстояния 710 м. Все в одинаковой форме российского производства, в такой же одинаковой обуви и специальных очках. Стреляли из автоматов Калашникова (АК-100), которые только недавно были взяты на вооружение российскими спецподразделениями. Поэтому рассказы о том, что стреляли свои, украинцы, из членов «Самообороны», это неправда. Через два дня мы уже точно знали, что руководил диверсионной группой Игорь Гиркин (Стрелков), офицер 45-го полка специального назначения, базирующегося в Подмосковье. Наши ребята были рассредоточены на месте и приняли бой. Но потом под прикрытием «альфовцев» вынуждены были отойти, оставив две поврежденные машины. В мой служебный автомобиль тоже попало шесть или семь пуль, у него были прострелены колеса. Ехали на дисках…

Геннадий, который находился ближе всех к диверсантам, получил три пулевых ранения, каждое из которых было несовместимо с жизнью: в голову, шею и сердце. Еще четыре наших человека были ранены, двое из них полтавчане. Один офицер попал в реанимацию. К счастью, здоровью пострадавших ничто не угрожает. Я остался жив, потому что погиб офицер Биличенко настоящий герой, отдавший свою жизнь за Украину.

Во время нашего разговора с уже бывшим заместителем начальника СБУ у свежей могилы Геннадия Биличенко я спросила у него, сколько иностранных диверсантов было 13 апреля 2014 года в горячих точках на востоке страны и почему так долго откладывали антитеррористическую операцию.

Русских было немного – приблизительно батальон, то есть около 300 человек, ответил экс-заместитель главы СБУ. А зачистки территории от диверсантов и сепаратистов не проводили, опасаясь за жизнь мирных граждан. Они же в захваченных зданиях расставили газовые баллоны и канистры с бензином. Одно попадание пули и красивый фейерверк. А вы посмотрите, что делают сепаратисты с захваченным оружием! Они раздают автоматы, пусть и под расписку, даже 15-летним пацанам. В случае штурма эти ребята погибнут первыми. Враг провоцирует нас, чтобы мы пошли на мирных жителей. Но этого не будет!

Понесет ли кто-то наказание за смерть украинского офицера Геннадия Биличенко? спросила я у Виктора Ягуна.

Существуют международные соглашения о выдаче преступников, в том числе и с Россией. В этом случае есть свидетели совершенного преступления и конкретные подозреваемые. Генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело по фактам терроризма и убийства. Хотя это будет длительное процессуальное действие, ответил он.

Тогда никто не знал, что АТО, которая так и не будет официально названа войной, затянется на годы, что погибнут еще тысячи украинских патриотов и тысячи станут инвалидами. Однако нет сомнений в том, что военных преступников ждет Гаагский трибунал. Возмездие рано или поздно их настигнет.

Самое страшное то, что мы не знаем, когда этому кровопролитию придет конец, сокрушается вдова офицера Биличенко. На фронте продолжают гибнуть люди. И за каждым из убитых семьи, поломанные судьбы.

– Мне известно, что вы занимались на специальных курсах, чтобы научиться помогать тем, кто оказался в похожей ситуации.

Да, мне хотелось быть полезной людям. К сожалению, я оказалась не готова оказывать моральную помощь другим: слишком болезненна еще моя душевная рана. Хотя психологические тренинги помогли мне выйти из состояния постоянного эмоционального стресса. Боль не исчезла, я просто научилась с ней жить. Вокруг меня много людей, которые поддерживают морально: волонтеры, вдовы, атошники… Бывает, когда человека уже нет, его друзья тоже исчезают. У нас не так.  Сослуживцы мужа пытаются вытащить нас с сыном из дома. То отправят в поездку в какой-то город, то путевку на отдых предложат, то на шашлыки пригласят. Даже просто обнимут по-мужски Дениса и это так важно. Ему уже 18, в прошлом году поступил в Полтавский юридический институт Национального юридического университета им. Ярослава Мудрого. Но сын уже пять лет как взрослый. В тот момент, когда в наш дом позвонили люди в форме, у Дениса закончилось детство.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Директор оружейной компании Вадим Кодачигов: «За последние два года нашу армию обокрали на 20 миллиардов гривен»

Фото: автор, Олеся Кучеренко

3 комментариев
  1. с учетом того, кто у руководства Украины стал после госпереворота2014г. , кто руководил и отдавал преступные приказы на юго-востоке, кто начал американское террористическую операцию против соотечественников на Донбассе, можно уже утверждать, что укр сми- превратились в рупор преступников …и никакие херои, выполняющие преступные приказы мразей и тварей вальцманов и ко – не могут считатьсч и быть героями и защитниками(

    1. ЛОРА, ходь в Маскву у белым медведям и целуй в ж…пу своего любимого Пу. Здесь тебе делать нечего – без козломордых как-то сами разберемся. Это твои соотечественники убивают наших детей, это твое государство вот уже 5 лет поставляет террористам оружие и боеприпасы, это офицеры твоей страны принесли войну на нашу землю. Будь проклята твоя поганая страна!

  2. жаль конечно шо началась війна,але альфівці получились дуже поганими бійцями!!! їм тільки з селянами за кукургузу воювати….

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *