Осужденный торнадовец Онищенко: «Война – это для простых ребят, генералы занимаются договорняками»

Осужденный торнадовец Онищенко: «Война – это для простых ребят, генералы занимаются договорняками»

Экс-командир батальона «Торнадо» Руслан Онищенко, который сейчас находится в Лукьяновском СИЗО, рассказал КРАПКЕ, что думает о самоубийстве героя АТО Владислава Волошина и в целом о ситуации с ветеранами АТО.

«С каждым днем Украина слабеет и теряет своих лучших людей – молодежь, учёных, специалистов – героев. Многие заканчивают самоубийством. Я был командиром батальона «Шахтерск», затем – «Торнадо». Знаю много таких вот трагедий. Из последних – Сергей Жгут, который продолжал воевать даже после всего, что произошло с «Торнадо». А потом вернулся в воинскую часть под Днепром и застрелился», – рассказывает Онищенко.

Два года назад  Руслана Онищенко называли «зверем в погонах из 90-х» и криминальным авторитетом с Донбасса. 

7 апреля 2017 года восьмерых экс-бойцов спецроты “Торнадо”, обвиняемых в насилии и пытках, осудили на разные сроки лишения свободы. Онищенко – на 11 лет. Сейчас дело бойцов Торнадо рассматривает Апелляционный суд Киева. Перед каждым заседанием – под зданием суда мини-демонстрация. Те, кто знают Онищенко, уверены, что не все так просто с этим делом…

Украинский добровольческий батальон «Торнадо» был создан на основе расформированного – за мародерство – батальона «Шахтерск». 2 ноября 2014 года шестерых бойцов «Торнадо» СБУ задержала в Киеве с арсеналом оружия, который, со слов представителей СБУ, планировалось использовать для рейдерских действий. Позже в СМИ получил огласку конфликт «Торнадо» с главой Запорожской облгосадминистрации Александром Сином, которого они обвинили в содействии сепаратизму. После этого батальон Торнадо был переведён в Луганскую область в зону проведения АТО. В июне  2015 года председатель Луганской администрации Геннадий Москаль обвинил бойцов «Торнадо» в блокировании грузоперевозок по железной дороге и потребовал от украинских силовых органов разоружить батальон. Вскоре стало известно, что СБУ задержала Онищенко и еще восьмерых бойцов, а еще позднее бойцов Торнадо обвинили в истязаниях жителей Лисичанска, которые осуществлялись в подвале школы. Однако говорить с КРАПКОЙ Онищенко захотел по другому поводу.

Как  и многих участников и ветеранов АТО Онищенко потрясла смерть отставного летчика Волошина. «Система заинтересована в том, чтобы держать всех офицеров и бойцов на поводке.  Для военной прокуратуры, высших офицеров, офицеров, генералов и полковников, идет не война, а отжимание денег. Все, кто активен, у кого в голове «победа» – такие люди попадают под пресс», – так он объясняет причины многочисленных случаев суицида среди военнослужащих», – говорит Онищенко

Напомним, еще до того, как статистика по этому поводу была засекречена Министерством обороны, главный военный прокурор Анатолий Матиос говорил о 2 – 3 случаях самоубийств в неделю. По мнению Онищенко, картина не изменилась, если не стала хуже.

 

Редакция не разделяет точку зрения Онищенко, однако приводим ее здесь без купюр и существенного редактирования. 

 

– Влад Волошин тоже попал под пресс?

– Волошин был военным летчиком – там идет очень серьезный отбор. Я уверен, что это был сильный духом воин, у него было 30 боевых вылетов, а это значит – стержень был и стабильная психика. Самоубийством заканчивают жизнь или очень слабые люди, или очень сильные…

Военная прокуратура не хочет разбираться с тем, что происходит на фронте или в тылу, что происходит в военных частях. Всем очень удобно зарабатывать на войне, потому что война все спишет. А когда появляются некие самородки, которые пытаются что-то поменять или отказываются выполнять грязную работу, начинают противодействовать – на них очень легко заводятся уголовные дела, идет давление. Сильный человек понимает, что у него есть семья, дети, хочет вывести их из-под этого удара и просто обрывает связующую с семьей нить, заканчивая жизнь самоубийством. Такие люди верят, что их семью оставят в покое, если они покончат с собой.

Влада Волошина, как героя и человека активного, вполне могли прижать силовики. Здесь вариантов много – от уголовного производства до угроз слить информацию.

– Вы считаете, что Волошина довели до самоубийства?

– Скорее всего так и было. Обычно для этого ищут слабые звенья, давят на все, что касается семьи и детей.

Могу привести яркий пример: у нас в батальоне «Торнадо» был начальник штаба, у него в период войны родились две дочери. Военная прокуратура нажала именно на это – и он начал с ними сотрудничать.

У него были документы, содержавшие информацию о преступных действиях генерала Анатолия Науменко, экс-губернатора Геннадия Москаля, генерала Александра Мироненко. Он просто отдал им эти документы, а затем на видео рассказывал про зверства «торнадовцев». Люди, которые это видео, заметили, что мой начальник штаба напуган, нестабилен… Я не удивлюсь, если завтра он просто выпрыгнет из окна или застрелится. Потому что у него семья…

В зоне АТО сейчас очень много насилия, убийств, пропавших без вести. Стоит понимать, что войны не бывает в белых перчатках. Вот сегодня город Докучаевск наш, а завтра мы вынуждены отступить, два дня он чужой, а затем снова наш. А теперь скажите – кто изнасиловал девушку Наташу на улице Петрова? Сепаратисты, наши или местная шпана? Это невозможно узнать! Вот это и есть грязь военная. При желании на любого это повесить ничего не стоит. На Волошина, которого упоминали в контексте сбитого Боинга, могли влиять также и со стороны ФСБ.

Владислав Волошин – бывший пилот штурмовика Су-25 299-й Николаевской бригады тактической авиации. Он совершил 33 боевых вылета и, как отмечается в публикациях, нанес значительный урон противнику. Именно Волошина российские власти обвиняли в атаке на малайзийский “Боинг”, сбитый над Донбассом. Эти обвинения были опровергнуты данными расследований, проведенных прокуратурой Нидерландов и украинскими следователями. Контракт Волошина недавно закончился, он ушел в запас в январе, – сообщает по поводу той истории Радио Свобода

– Каким образом ФСБ могло оказывать давление на Волошина?

– Благодаря тому, что наши прокуроры и СБУшники заняты зарабатыванием денег, россияне здесь, у нас, ходят, как у себя дома. Война есть только для таких простых ребят, как я или Вася с Петей. Для Матиоса или Полторака [министра обороны] войны нет. У них сплошные договоренности, как с Захарченко [главарем ДНР], так и с офицерами РФ. Они решают, кого сдать, слить… Естественно, Кремлю нужны здесь свои люди, и они тут есть, их много. Поэтому если спецслужбам нужно на кого-то надавить, они надавят, а если нужно будет – уберут. Если Волошину набросали картину, что с ним и его семьей сделают, у него не было другого выбора.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Почему погиб герой АТО Волошин – мнения экспертов

– К кому можно обратиться за помощью?

– Ни к кому. Мы все знаем, из кого были собраны добровольческие батальоны. Я не хочу сказать, что это были плохие люди – как раз наоборот. Это молодежь и старики, пастухи, трактористы, учителя, грузчики. Их не обучали – не было времени, многие из них и в армии-то не служили. Нельзя из вчерашних пекарей и трактористов сделать спецназовцев. Такого в природе не бывает.

Недавно я узнал историю одного парня – он воевал на передовой. И видел, как во время боя его командир с бойцами урожай на поле собирал. Представьте себе – идет бой, одни фланги удерживают, а другие урожай собирают. Получается, что пацаны за урожай гибнут. Он пошел с этим в военную прокуратуру, там над ним просто посмеялись. А ночью, когда он спал в казарме, его ударили молотком по голове и отправили в госпиталь, как контуженного.

Он несколько лет штурмует военную прокуратуру, просит принять заявление, но там его посылают подальше. Потому что его командир, который урожай собирал, уже народный депутат. Обратиться не к кому.

– Но что же можно сделать, чтобы остановить самоубийства среди участников и ветеранов?

– Много людей философствуют на тему АТО, но никто не знает, как должно быть. Если ветерану АТО гладить по руки и вести задушевные беседы – вы ему ничем не поможете. Как командир, скажу: человека вернувшегося оттуда, самое главное не оставлять одного. Ребята, которые прошли войну, отлично понимают, что одни они не воины, а коллектив – это сила. Поэтому нужен коллектив, а дома все заняты своими делами – и бойцы чувствуют себя одинокими.

Второе, бойцу нужен командир или лидер. Повезло тем ребятам, которые оказались в реабилитационных центрах – там есть коллектив и лидеры находятся. Понемногу бойцу внушают, что он сам себе командир.

Этим нужно заниматься на уровне государства, но у нашего государства включена другая программа – рвать страну на части. Такое впечатление, что наша власть знает то, чего не знаем мы – может, они в курсе, что завтра Путин нападет и пытаются впрок наестся-напиться? То есть, нет смысла что-то строить, лучше оторваться напоследок…

КРАПКА готова опубликовать любую альтернативную точку зрения по данной проблеме.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *