Кому выгодна шумиха вокруг радиоактивного загрязнения Донбасса

Кому выгодна шумиха вокруг радиоактивного загрязнения Донбасса

«ДНР» накрыла радиация», «акт международного экологического терроризма», «у приезжих из Горловки заметили признаки лучевой болезни», «людей нужно переселять»…

Страшные новости из оккупированного Донбасса приходят все чаще. В последней из них говорилось, что ВСУ якобы обстреляли склад химикатов.

«Зафиксировано разрушение дамбы фенольного завода в Торецке, где хранится 270 т химических отходов», – сообщили сепаратистские СМИ. Как выяснилось, снаряды в дамбу действительно попали. Но инженеры предприятия уже заявили: «Утечек нет, идет ремонт».

«КРАПКА» решила выяснить, грозит ли Донбассу радиация.

«Донбасс – это сообщающиеся сосуды»

В начале месяца министр по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадим Черныш рассказал о результатах исследования экологической ситуации на Донбассе: «Там сейчас затоплены шахты, происходит химическое загрязнение окружающей среды и разрушение промышленных объектов. Подземные воды не откачивают, и никто не в состоянии предсказать, где может выйти вода».

В интервью «Радио «Свобода» доктор технических наук Евгений Яковлев уточнил: «Донбасс – это сообщающиеся сосуды: довоенные и дореволюционные шахты, всевозможные нелегальные шахты-копанки. Где находятся последние, знали только их хозяева».

Большие опасения у специалистов вызывает шахта «Юнком» в Енакиево – неподконтрольной части Донецкой области. В конце 70-х там произвели подземный ядерный взрыв, который должен был уменьшить количество внезапных выбросов угля и породы. Цели отчасти достигли. Но эпицентр взрыва по сей день радиоактивен. Считается, что до войны «капсула» находилась в сухой консервации – шахтные воды откачивали, чтоб они не достигли «чернобыльского» горизонта и не вынесли радиацию на поверхность. Но так называемая ДНР остановила насосы: водоотлив требует больших расходов на электроэнергию. И теперь вода может дойти до зараженных пород, получить «дозу», вымыть зараженные частицы и вынести их на поверхность. Эксперты не исключают, что в худшем случае грязная вода попадет в Азовское море или в главный источник питьевой воды региона – канал «Северский Донец – Донбасс».

Будет ли катастрофа

В вопросе «Юнкома» эксперты разделились на два лагеря. Одни ждут катастрофы, другие в нее не верят.

«Ничего определенного сейчас сказать нельзя. У наших специалистов нет доступа на оккупированную территорию. Мы не можем провести там полноценное исследование. Риски существуют. Они весьма велики, поэтому неизвестность пугает», – говорит технический директор Украинского научного института технической экологии Лина Плющакова.

И. о. генерального директора коммунального предприятия «Компания «Вода Донбасса» Александр Евдокимов сказал «КРАПКЕ»: «Канал «Северский Донец – Донбасс» проходит по высшей точке рельефа, по хребту. Уровень воды в нем выше уровня грунтовых вод, значит, они не могут в него попасть. Я думаю, что СМИ преувеличивают риски. Меня удивляет то, что никто не задается вопросом: «А что было с шахтными водами до войны?» Я не верю, что эпицентр взрыва всегда был идеально сухим. Его постоянно омывало. Эту воду откачивали, но никогда не подвергали специальной обработке или консервации (есть информация, что в 2002 г. радиационный фон воды в шахтных отстойниках «Юнкома» был в два-три раза выше общего). Техническую воду сливали в реки. В черте городов они сильно загрязнены, но по пути к морю природа самоочищается».

«Угроза для военных, но не для гражданских»

Говоря об экологических проблемах Донбасса, часто вспоминают и Донецкую фильтровальную станцию. На ее складах хранятся контейнеры с высокотоксичным хлором весом несколько тонн.

«Если произойдет утечка, то в районе 2–3 км жители могут сильно отравиться. А там проживают около 90 тыс. человек», – утверждал в одном из интервью начальник управления по вопросам восточных регионов Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Денис Таций.

Александр Евдокимов и в этом вопросе настроен скорее оптимистично. Дескать, теоретически возможно все, но на практике ситуация выглядит иначе. «Мы уже перестали считать количество обстрелов станции. Только в этом году их было восемь-девять. В прошлом году снаряд попал прямо в склад, но контейнеры не пострадали, – рассказывает эксперт. – Теоретически катастрофа возможна, если будут разбиты все контейнеры и не сработают наши средства защиты и обеззараживания. Допустим, что осколок попал только в один контейнер и произошла утечка. Радиус опасной зоны составит 800 м, и она действительно охватит соседние поселки. Но в них уже давно нет жителей. Если кто и пострадает, так это военные двух сторон».

Кому выгоден белый шум

«В последнее время действительно много новостей об экологической катастрофе на Донбассе. Некоторые из них очень странные. Например, о том, что из-за облучения люди теряют сознание. Бред! Жара и стресс могут привести к любым последствиям. До этого СМИ тиражировали информацию нардепа Дмитрия Тымчука о том, что в Горловке якобы стало больше смертей из-за отравления метаном. При этом всем известно, что этот газ не токсичен, – говорит журналист и блогер Никита Синицин. – Мне кажется, что перед выборами вокруг темы Донбасса специально сгущают краски. На ней играют практически все кандидаты в президенты. Посыл такой: «Голосуйте за нас, а то будет такая же беда, как в так называемом ДНР».

Есть версия, что заявления о техногенных апокалипсисах делают для «внешнего потребления».

«Предполагаю, что чиновники пытаются повлиять на Европу, чтобы она действовала решительнее. Для жителей ЕС «Мир на Донбассе» – далекая тема. А экологическая катастрофа – понятный актуальный бренд», – объясняет Лина Плющакова.

У политологов другое мнение.

«Пока трудно сказать, с чем связано такое количество новостей на экологическую тему. Если бы эту карту разыгрывали политики, то кто-то уже проявился бы на этом информационном фоне, заявив: «Я знаю, как решить эту проблему». Запад эта тема пока не очень заинтересовала: наши экологические последствия сейчас не представляют для него угрозы. Эта тема может быть интересна каким-то фондам, но не крупным геополитическим игрокам, предполагает политолог Александр Курбан. – Не исключаю также, что за этим информационным трендом стоит одна структура. Но пока ее трудно вычислить. Возможно, она проявится через неделю-две. Лично у меня от всех этих новостей такое «послевкусие»: «Донбасс – опасная, зараженная территория. От него надо отказаться, а не пытаться его вернуть».

Важно понимать, что за информационным шумом стоят реальные экологические и социальные проблемы. О том, насколько важны поднятая нами тема говорит то, что самым масштабным проектом Международного Комитета Красного Креста стала реконструкция Карловской насосной станции. В случае ЧП с Каналом «Северский Донец – Донбасс» она позволит обеспечивать водоснабжение для более чем 300 тысяч человек в Донецкой области. «Доступ к воде – вопрос первоочередной важности, особенно во время конфликта», – сказал Алан Эшлиманн, глава делегации МККК в Украине во время открытия станции.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *