Итоги суда над полицейскими: оружие, из которого убили мальчика, исчезло во время обыска

Итоги суда над полицейскими: оружие, из которого убили мальчика, исчезло во время обыска

Арест полицейских, которые могут быть причастны к смертельному ранению пятилетнего Кирилла, не прояснил обстоятельства трагедии. «КРАПКА» сопоставила тезисы, на которые опираются прокурор и адвокаты сторон, а также узнала у эксперта, могут ли наказать полицейских, если они не помнят, кто из них стрелял, а оружие исчезло.

Адвокат Андрей Чичиркин, защитник подозреваемого Ивана Приходько:

  • важно: «Полицейские сами не знают, кто это сделал. Поэтому как они могут признавать или не признавать [свою вину] в тех моментах, которые не установлены?»;
  • никакого умысла на убийство мальчика ни у кого не было;
  • вопрос об оружии не прокомментировал;
  • в момент событий во дворе было двое неустановленных лиц (полицейские), и «есть другие, не установленные досудебным расследованием лица». Их количество неизвестно;
  • предполагает, что полицейские не стреляли;
  • отверг версию обвинения, оружие могло быть в руках несовершеннолетних (детей кого-то из полицейских);
  • подаст апелляцию, чтобы изменить меру пресечения;
  • будет следственный эксперимент;
  • почему не были проведены экспертизы: «Я не видел постановления прокурора о проведении освидетельствования. Из-за этого и не отбирались никакие образцы».
  • расстояние, с которого был произведен выстрел, неизвестно. Это покажет баллистическая экспертиза.

Владислав Волян, прокурор Киевской прокуратуры:

  • происшествие произошло в месте, где подозреваемые часто бывают. Это жилая застройка. Известно, что там ходят люди, играют дети. Поэтому стрельба даже без цели уже считается злым умыслом. Они сознательно пренебрегали последствиями;
  • «оружие не установлено», то есть его и не нашли, и не знают, какая марка/модель;
  • «Защита говорит, что это несправедливо: выстрел один, а подозреваемых двое. Но эти люди собирались вместе, планировали проводить время, стрелять в густонаселенной части города. При таких условиях независимо от того, кто именно попал, это считается групповым преступлением, и отвечать должны оба. Но устанавливать, от чьего выстрела погиб ребенка, будут»;
  • о том, что стрелять могли третьи лица: «Это пока догадки. Прокуратура свою позицию по этому вопросу обозначить не может»;
  • количество лиц во время происшествия устанавливается. Пока с подозрением вышли на двух полицейских;
  • свидетели говорят, что полицейские были в состоянии алкогольного опьянения. Но от тестов они отказались. Это было их право;
  • есть информация, что брат погибшего мальчика видел других людей, которые стреляли. Но неизвестно, когда брались эти показания. Эти слова нельзя рассматривать в качестве доказательств;
  • сведения о том, было ли у подозреваемых зарегистрированное оружие, – личные данные, об этом не докладывают;
  • дело расследуют четвертые сутки, поэтому информации пока мало.

Александр Щербина, адвокат потерпевших:

  • у одного из подозреваемых было собственное оружие;
  • ребенок одного из подозреваемых также пользовался этим оружием;
  • сыну одного из подозреваемых уже исполнилось 14 лет. Он может нести уголовную ответственность;
  • были изъяты гильзы и патроны. Оружие до сих пор не найдено. Из показаний свидетелей следует, что оружие было и из него стреляли;
  • это оружие во время обыска исчезло. Хотя до этого оно лежало на крыльце дома;
  • речь идет о максимальном наказании в виде восьми лет лишения свободы;
  • допускает, что подозреваемых может быть больше двух. «Есть свидетели, которые давали показания. Мы считаем, что им также может быть предъявлено подозрение»;
  • личности «третьих лиц», которые были рядом во время стрельбы, сейчас устанавливает следствие;
  • не готов сказать, могли ли они также стрелять;
  • свидетели утверждают, что полицейские в момент совершения хулиганских действий (стрельба с угрозой для других) были в состоянии алкогольного опьянения;
  • полицейские знали служебные уставы и все равно осуществляли выстрелы в визуальном контакте в сторону других домов.

Как работа в полиции влияет на следствие

В среде юристов обращают внимание на то, что объявление подозрения по статье «Умышленное убийство», хоть и предполагает самое строгое наказание, на практике может развалить дело. Аргумент: умышленность преступления еще надо доказать, а без бесспорных доказательств того, что полицейские стреляли именно с целью убить мальчика, суд их оправдает.

Впрочем, адвокат адвокатского объединения «Климчук и партнеры» Владимир Воронцов говорит, что даже в случае невозможности доказать умысел виновные могут быть наказаны.

Владимир Воронцов, адвокат компании Климчук и партнеры«Если не будет доказана объективная составляющая состава преступления, а именно наличие умысла (если суд признает, что имело место именно убийство), или если будет установлено и прокурор это поймет, то может и сам изменить статью (например, на «Убийство по неосторожности»), или даже суд, вынося приговор, может не осудить за умышленное убийство, а перейти на более мягкую статью», – пояснил «КРАПКЕ» Владимир Воронцов.

Адвокат отметил: то, что подозреваемые – сотрудники полиции, никоим образом не влияет на следствие.

«Теперь о том, что полицейские отказались от прохождения осмотра. В данном случае можно согласиться с позицией стороны защиты, ведь брать биологические образцы насильно не имеют права. Это можно делать только по решению суда, которого не было на тот момент и которое физически было трудно получить в сроки. То, что они отказались, не является отягчающим обстоятельством. Но в дальнейшем то, что они находились в состоянии алкогольного опьянения, будет доказывать прокурор, а это трудно сделать без заключения судебно-медицинского эксперта. Это можно будет установить по свидетельству продавца, продававшего алкоголь, бармена, который наливал, а также людей, которые видели, что они употребляли. Сторона обвинения будет доказывать, опираясь на показания свидетелей, но это тоже под вопросом, это сложно. Отказаться от осмотра это право подозреваемых, и они им воспользовались. Но это сложность для стороны обвинения», – сказал Владимир Воронцов.

Нет оружия, и не помнят, кто стрелял

Самый трудный момент в доказательстве возможной вины кого-то из полицейских – их заявление о том, что они не знают, кто именно сделал смертельный выстрел. На это же указывают и адвокаты подозреваемых. Они считают, что при наличии одной пути и двух людей нельзя механически кого-то наугад назначить виновным.

Соглашается с этим и адвокат Воронцов. По его словам, даже если исключить то, что из оружия могли стрелять «третьи лица», назвать виновного будет трудно.

«Если стреляли из одной винтовки, то трудно установить, кто именно стрелял. Скажем так, разделить вину на двоих невозможно, обвинение должно быть конкретным. Прокурор и следователь должны установить, кто сделал выстрел. Если объединить подозреваемых в группу, квалификация будет изменена на «по предварительному сговору с группой лиц», а указанная статья предусматривает до 15 лет лишения свободы или пожизненное заключение», – добавил адвокат.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Кирилл, не умирай, я люблю тебя»: подробности из Переяслава-Хмельницкого

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *