Годовщина "большого обмена": как все было и как изменилась жизнь бывших политзаключенных

Годовщина "большого обмена": как все было и как изменилась жизнь бывших политзаключенных

Ровно год назад, 7 сентября 2019, состоялась самое ожидаемое событие – обмен пленными, когда отечественный Ан-148 доставил из Москвы в Киев 35 заключенных Кремля. За этим событием наблюдала вся Украина, все радовались и плакали одновременно. В частности тогда домой вернулось 11 политзаключенных, включая с Олегом Сенцов, а также 22 украинских моряка и 2 офицера СБУ, незаконно захваченных вместе с тремя кораблями ВМС в Керченском проливе в конце осени 2018 года. Прошел целый год от значительного события. Поэтому как сложилась судьба бывших политзаключенных рассказываем в статье.

Годовщина обмена пленными 7 сентября 2019 – вспомним, как это было вместе с НВ:

Обмен состоялся по формуле 35 на 35: Украина отправила в РФ пропорциональное число заключенных россиян и украинцев, в том числе подозреваемых в преступлениях на Донбассе. Самыми известными из них были Владимир Цемах, важный свидетель по делу об авиакатастрофе МН17, и пропагандист Кирилл Вышинский, экс-руководитель украинского бюро агентства РИА Новости.

В результате в Украину смогли вернуться Олег Сенцов, Александр Кольченко, Владимир Балух, Эдем Бекиров, Роман Сущенко, Николай Карпюк, Станислав Клых, Павел Гриб, Артур Панов, Евгений Панов, Алексей Сизонович, 22 украинских моряка и два сотрудника СБУ.

Из этого списка в Москве на момент обмена удерживали лишь моряков (в СИЗО Лефортово). Большинство остальных политзаключенных уже были осуждены на чудовищные сроки, поэтому за неделю-две до обмена их начали свозить в Москву из российских колоний. Эдема Бекирова и вовсе привезли в российскую столицу из оккупированного Крыма, где шел незаконный судебный процесс по его делу.

Впоследствии многие узники рассказывали: им до последнего не объясняли, что везут на обмен, а выдохнуть свободно они смогли лишь тогда, когда в московском аэропорту Внуково поднялись на борт Ан-148 с украинской ливреей.

7 сентября 2019-го Украина следила за маршрутом этого самолета, затаив дыхание. Многие украинские топ-СМИ, несколько недель писавшие о возможном скором обмене, транслировали встречу узников Кремля в прямом эфире. Ликование в Борисполе очевидно контрастировало с картинкой из Внуково, где 35 обменянных не встречали ни родственники, ни первые лица страны. Российские СМИ уделили внимание только Вышинскому — встречать его приехали «верховные» пропагандисты РФ Дмитрий Киселев и Ольга Скабеева, об остальных фигурантах обмена на телеканалах не рассказали ничего.

Канцлер Германии Ангела Меркель тогда назвала сентябрьский обмен пленными «знаком надежды».

По данным правозащитников, в российских тюрьмах и колониях остаются еще около сотни украинских политзаключенных.

На своей майской пресс-конференции Владимир Зеленский упоминал, что «сейчас мы говорим с Россией о возможном [новом] обмене после COVID-19» и отмечал, что хотел бы ускорить этот процесс вне зависимости от развития пандемии. Однако пока застопорились даже обмены с «Л/ДНР», о чем 2 сентября рассказал журналист Денис Казанский, представляющий Донецкую область в украинской делегации ТКГ в Минске. По его словам, «российская сторона вообще отказывается что-либо обсуждать до тех пор, пока украинский парламент не отменит свое постановление о проведении очередных местных выборов». «Шантажируют самым важным — обменом пленных. Отказываются даже согласовывать списки», — пояснил Казанский.

12 месяцев свободы: что известно о судьбах узников Кремля, освобожденных год назад

Сразу после возвращения все 35 украинцев получили возможность пройти обследования и получить необходимую медицинскую помощь. Их ждали не только в Украине: несколько западных стран, включая Чехию и Литву, организовали специальные программы реабилитации для недавних политзаключенных.

Пятеро освобожденных из российского плена не смогли вернуться домой в полном смысле: приехать в Крым пока не могут Олег Сенцов, Александр Кольченко, Владимир Балух, а на оккупированные территории Луганской области закрыт путь Артуру Панову и Алексею Сизоновичу. Всем пятерым квартиры в Киеве купил Фонд Виктора Пинчука. Кроме того, фонд бизнесмена оплатил и покупку новых квартир в Одессе для 22 моряков и двух сотрудников СБУ, которых Россия захватила в плен осенью 2018 года в Керченском проливе.

Олег Сенцов перевез в Киев свою семью: вслед за дочерью режиссера в столицу приехали жить его мама и сын. Сенцов, за пять лет заключения ставший в России самым известным узником совести, в Украине зазвучал как один из главных «голосов совести». Режиссер принципиально дистанцировался от политики, не поддерживает публично ни одну из политических сил, однако в своем Facebook хлестко комментирует самые резонансные события украинской действительности: от пресс-конференции президента до движения в защиту прав подозреваемых по делу Шеремета.

Для режиссера минувший год стал и годом полноценного возвращения в творческую среду. Фильм Номера по одноименной пьесе Сенцова был включен в специальную программу Берлинского кинофестиваля. В июне 2020 года Сенцов презентовал свою книгу Другу також варто придбати, а в сентябре из печати выйдут дневники голодовки и тюремные рассказы режиссера. Осенью также должны стартовать съемки нового фильма Олега Сенцова — криминальной драмы Носорог.

А еще режиссер наконец-то смог лично получить присужденную ему премию имени Сахарова. И в Европарламенте, где Сенцову вручили премию, и на многих международных площадках, где режиссер до сих пор выступает как желанный гость, он не устает напоминать: десятки политических узников все еще остаются за решеткой в России, и мир обязан добиться их свободы. Об этом же Сенцов заявил и в канун своего освобождения из плена, напомнив о судьбе украинца Владимира Дудки, осужденного в РФ на 14 лет.

Еще один крымчанин Александр Кольченко, как и Сенцов, был вынужден осесть в Киеве. До этого он бывал в столице всего трижды в жизни, рассказывал Кольченко НВ вскоре после освобождения. В Киеве бывший узник остался заметным активистом, а недавно снова стал центральным персонажем информационных лент.

11 августа Шевченковский райсуд приговорил Александра Кольченко к 40 часам общественных работ. Кольченко признали виновным в «хулиганстве» после того, как его еще с несколькими людьми задержали возле посольства Беларуси, где проходила акция в поддержку протестующих против режима Александра Лукашенко. Александр Кольченко охарактеризовал этот приговор как «пробитое дно» — таким образом, по его мнению, украинские полицейские и судья «выразили солидарность со своим коллегами по цеху из Беларуси». Приговор возмутил и Олега Сенцова: «Вся пророссийская и экс-региональная шваль проталкивает реванш, продолжая дискредитировать патриотов и активистов. Но они очень ошибаются относительно нашего терпения!» — поддержал Кольченко Сенцов.

Кореспондент Укринформа Роман Сущенко, освободившись из российской колонии, заявлял о намерении предъявить иск к России в Европейский суд по правам человека. Он активно включился в общественную деятельность в поддержку тех украинских политузников, которые все еще остаются в России. Сущенко, известный своим художественным даром, провел несколько выставок картин, нарисованных за годы заключения в РФ. Его рисунки показывали в польском Сейме, продавали на благотворительных вечерах, а сам журналист всякий раз призывал бороться за свободу тех, кому не посчастливилось попасть на обмен, — и просил писать им письма в застенки российских колоний.

31 августа 2020 года Роман Сущенко выступил на съезде Европейской солидарности и заявил, что примет участие в местных выборах от этой партии. Свое решение он объяснил тем, что разделяет ценности политсилы Петра Порошенко. «Я за Украину без дилетантизма и популизма», — подчеркнул Сущенко.

Владимир Балух и Николай Карпюк после возвращения из российского плена создали общественную организацию Украинский центр по предупреждению пыток. В декабре 2019 года омбудсмен Людмила Денисова заявила, что запускает официальное сотрудничество с этой организацией. Карпюк вошел в состав экспертного совета при офисе омбудсмена, а Балух стал членом координационного совета по вопросам реализации национального превентивного механизма.

Владимира Балуха за этот год можно было нередко увидеть на многих акциях в поддержку прав человека. Он также остается завсегдатаем слушаний по делу активиста Сергея Стерненко, критикуя систему правосудия за предвзятость.

В конце августа стало известно, что Балух примет участие в местных выборах осенью 2020 года от партии Европейская солидарность. Ранее он неоднократно принимал участие в акциях в поддержку Петра Порошенко во время судебных заседаний по делам, возбужденным в отношении пятого президента.

Эдем Бекиров, пенсионер и инвалид первой группы, в Украине перенес несколько операций, поправляя здоровье после многих месяцев в спецкамере и медсанчасти СИЗО. Дочь бывшего политзаключенного Элеонора Бекирова вошла в число советников Людмилы Денисовой, уполномоченного Верховной Рады по правам человека.

Тем временем в Крыму подконтрольный Кремлю «суд» в оккупированном Симферополе возобновил процесс по делу Бекирова. В мае 2020 года «суд» постановил принудительно доставить его на заседание, а затем и объявил в розыск.

Сам же Бекиров в одном из интервью рассказывал, что арест стал для него крайне тяжелым опытом: «Думаю, тюрьма никогда не прекратит сниться. Это пожизненная болячка. Чем бы ты не занимался, она идет впереди тебя, напоминает, что произошло, что может произойти. Разве можно забыть, как ты через три решетки смотришь на свободу, на небо?»

Активист запорожского Евромайдана и ветеран АТО Евгений Панов, который до ареста оккупационными властями Крыма работал водителем на Запорожской атомной станции, вернулся в родной город героем.

Осенью 2019 года он вместе с Ахтемом Чийгозом, еще одним бывшим узником Кремля, побывал в Берлине, где пообщался с немецкими политиками, экспертами, журналистами. Тогда же состоялась встреча Евгения Панова с немецким активистом, бывшим узником коммунистического режима ГДР Рональдом Вендлингом. Вендлинг каждую неделю по четвергам проводил пикеты перед посольством РФ в Берлине в защиту украинских политзаключенных в России.

Пенсионера Алексея Сизоновича, которого задержали на неподконтрольной территории Луганской области, бывшая представительница Украины в Минске Ирина Геращенко назвала «героем, который действовал в тылу врага». По словам Геращенко, его случай был уникальным, хотя Россия долгое время скрывала сам факт его вывоза из «ЛНР» в Ростов и дальнейший судебный процесс. «Именно его кейс был для нас в Минске важным для давления на РФ и ОБСЕ, на Грызлова и ко — вопреки их доводам, что, мол, украинцы в российских тюрьмах не имеют отношения к войне [на Донбассе] и их фамилии не могут обсуждаться в теме освобождения», — поясняла Геращенко.

После возвращения в Украину Сизонович примкнул к работе Украинского центра по предупреждению пыток, созданного Владимиром Балухом и Николаем Карпюком. В январе 2020 все трое побывали с мониторинговым визитом в Киевском следственном изоляторе, заявив о нарушениях норм содержания узников.

Состояние Станислава Клыха, в том числе его психическое здоровье, после возвращения на родину вызывало наибольшую тревогу — ему понадобилась специализированная помощь врачей. В ноябре 2019 года он дал короткое интервью 4 каналу, в котором рассказал, что прошел реабилитацию и ищет работу учителем истории (Клых имеет юридической и историческое образование).

А в июле 2020 года бывший политузник пообщался с Громадським радио: он рассказал, что пока так и не смог трудоустроиться, а «по здоровью есть вопросы». Клых отметил, что так и не смог выйти из «ценового шока» и привыкнуть к новым реалиям в Украине после нескольких лет заключения и пыток.

Самые младшие из 11 освобожденных политзаключенных — 22-летние Артур Панов и Павел Гриб — последний год реже попадают в фокус внимания СМИ, хотя их семьи теперь вовлечены в правозащитную деятельность. Зимой 2020 года МИД Украины обнародовал видеообращение с участием Панова и других экс-узников Кремля (включая Балуха, Сущенко и др.), в котором они призвали мировое сообщество помочь освободить всех украинских политзаключенных в России и в ОРДЛО. Кроме того, Панов рассказывал, что хочет связать свою жизнь с военным делом.

Павлу Грибу, который страдает тяжелым врожденным заболеванием, после освобождения предстоял серьезный курс лечения, включая операцию. Спикером от его имени чаще выступает Игорь Гриб, отец юноши. Именно он возглавил благотворительный фонд Родственники политузников Кремля и участвует во многих кампаниях в поддержку политзаключенных, которые еще ждут своего освобождения.

Большинство украинских моряков, освобожденных из российского плена, продолжили службу в ВМС Украины. Все они получили статус участников боевых действий и соответствующие социальные гарантии. Работу в СБУ продолжили и освобожденные из плена офицеры службы Андрей Драч и Василий Сорока (находились на катерах Никополь и Бердянск в момент атаки).

Освобожденные из плена моряки на встрече с президентом Владимиром Зеленским в сентябре 2019 года. В центре — Денис Гриценко, командовавший переходом трех захваченных кораблей / Фото: Пресс-служба ОП

В полном составе вернулся на службу экипаж буксира Яны Капу, капитаном которого был и остается Олег Мельничук. 5 июля 2020 года он в парадной форме вместе со своим судном и экипажем участвовал в торжествах по случаю Дня Военно-морских сил Украины, которые в Одессе посетил Владимир Зеленский.

«Весь экипаж вернулся, приступил к исполнению своих обязанностей, никто и не планировал бросать службу […]. Нет, страха нет, готовы выполнять задачи по приказу в любую минуту», — с улыбкой заявил Мельничук в тот день журналистам 5 канала.

Олег Мельничук в сюжете с 53-й секунды:

Буксир Яны Капу, как и два других вернувшихся из российского плена судна, пришлось восстанавливать практически заново. В РФ их оснащение изувечили и расхитили, рассказал телерадиостудии Бриз Юрий Будзило, и.о. командира Яны Капу и один из вернувшихся год назад моряков — самый опытный из всех пленных. Именно он в мае 2020 года привел буксир из Очакова, куда судно доставили из РФ, в Одессу для дальнейшего ремонта.

На Яны Капу вернулась даже собака Джесси — ее захватили вместе с моряками, и лишь после 8 месяцев пребывания «в плену» российской пограничной службы животное передали семье украинского моряка Сергея Чулибы в Херсонскую область. Теперь Джесси снова с экипажем судна, сообщает Бриз.

Loading video

Малый бронированный артиллерийский катер (МБАК) Никополь вернулся в строй ВМС Украины в июне 2020 — после аналогичного полного ремонта. Из семи человек, находившихся на судне в момент захвата россиянами (шестеро моряков и офицер СБУ Андрей Драч) службу в море продолжили трое: капитан Никополя Богдан Небылица (был среди курсантов-«нахимовцев», которые в 2014 году публично отказались присягнуть России в Крыму), а также матросы Андрей Опрыско и Сергей Цыбизов. В сюжете телерадиостудии Бриз Опрыско подробно рассказал, как катер был по-мародерски разграблен в РФ и как долго его пришлось восстанавливать.

Роман Мокряк, капитан МБАК Бердянск и бывший член экипажа украинской подводной лодки Запорожье, также вернулся в ВМС — но не в море. В июле 2020 года он рассказал в интервью Суспільному, что после возвращения из плена занимается ремонтом навигационного оборудования военных кораблей, а служить на борту ему теперь не позволяет здоровье. Однако уходить из флота Мокряк не планирует. «Наш флот живой. Мы хоть и маленькие, но зубастые», — улыбаясь, отметил моряк, который до аннексии Крыма служил на полуострове, однако отказался изменять присяге и переехал в Одессу.

МБАК Бердянск, которым командовал Мокряк, во время перехода кораблей в Мариуполь 25 ноября 2018-го получил наибольшие повреждения из-за атаки россиян, а шесть из семи моряков на борту были ранены. С июня 2020-го судно ремонтируют на Николаевском судостроительном заводе.

За минувший год жизни многих из освобожденных моряков вернулись в привычное русло: самые молодые продолжили учебу, многие создали семьи. Свадьбы сыграли Владимир Варимез (был связистом на Яны Капу), Андрей Артеменко (матрос Бердянска), Виктор Беспальченко (матрос Яны Капу формально расписался еще в московском СИЗО Лефортово) и самый юный из бывших пленников Андрей Эйдер (матрос Бердянска), чье бракосочетание показали в новогоднюю ночь в прямом эфире на 1+1.

Ранения, полученные при обстреле украинских кораблей россиянами, наиболее серьезно сказались на здоровье матросов Бердянска Андрея Эйдера, Юрия Безъязычного и Андрея Артеменко — ребятам пришлось долго восстанавливаться, корректировать жизненные планы и даже будущие военные профессии, писал о них УНИАН.

Однако самым тяжелым минувший год выдался для капитана второго ранга ВМС Украины Дениса Гриценко — именно он был командиром всей группы кораблей, захваченных в Керченском проливе. Гриценко находился на катере Бердянск.

После освобождения 36-летний моряк, как и все бывшие узники, прошел полное медицинское обследование, в ходе которого у него обнаружили злокачественную опухоль. К счастью, медикам удалось вовремя ее удалить и сохранить Денису Гриценко почку — менее чем через месяц после возвращения в Украину его прооперировали в Киеве израильские медики.

Сын встречает Дениса Гриценко в аэропорту Борисполь, 7 сентября 2019 года / Фото: Александр Медведев / НВ
Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *