СПОРНЫЙ ВОПРОС: ждать ли пользы от медреформы

СПОРНЫЙ ВОПРОС: ждать ли пользы от медреформы

С сегодняшнего дня в Украине можно выбирать себе врача-терапевта (врача первичной медицинской помощи). В любом медучреждении, которое участвует в программе Минздрава (необязательно по месту жительства), необходимо подписать с врачом декларацию. Для этого нужно иметь при себе паспорт, ИНН и мобильный телефон для подтверждения регистрации.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Первый этап медреформы: что нужно об этом знать?

Подписание декларации бесплатно. У этой программы нет определенного срока, так что врача можно будет выбрать в любое время, по мере необходимости.

Это первый этап медреформы, которая, еще не начавшись, успела получить неоднозначные оценки в обществе и экспертной среде. Среди информации, распространяемой противниками медреформы, много фейков. Например, осенью прошлого года широко обсуждалась версия о том, что медицина станет платной и за лечение перелома придется платить 50–70 тысяч грн.

В связи с этим вопрос к экспертам: как вы оцениваете медреформу и ее перспективы? Почему у медреформы так много противников?

«Медицинская реформа обречена на провал»

Глава Национальной медицинской палаты Украины Сергей Кравченко

Начнем с того, что возможность выбирать себе терапевта – это не часть медреформы, это часть государственной программы, один из двадцати ее пунктов. Теперь немного цифр: на протяжении 26 лет независимости Украины госпрограммы по медицине финансировались на 20%. И нынешняя программа не станет исключением. Изначально, когда депутатов ангажировали голосовать за программы и медреформу, в законе было сказано, что на медицинскую отрасль выделяется 5% ВВП. Казалось бы, это победа. Но в том же законе на строчку ниже прописано, что финансирование осуществляется согласно статье 95 Конституции, что в переводе с юридического означает «по возможности». В реальности из бюджета, как известно, было выделено 3,5% ВВП.

«Реформа может стоить нам здоровья»

Исполнительный секретарь Ассоциации психиатров Украины, директор Международного медицинского реабилитационного центра для жертв войны и тоталитарных режимов Семен Глузман

Существуют международные правила, протокол по пилотным проектам. Они не реализуются в крупных городах и столицах. Обычно выбирают 3–4 региональных города. У нас же эксперимент ставится сразу над всей страной. В случае провала будет окончательно разрушена область здравоохранения. Главная проблема в том, что Супрун очень активно все отменяет, сокращает, закрывает. И при этом ничего не предлагает взамен. А как она может предложить, если для этого нужны деньги, которых нет? Реформа принимает очень уродливые формы. Те, кто с самого начала относились к реформе скептически, предполагают, что подоплекой нелогичных, а зачастую абсурдных решений Супрун является коррупция. Но знаете, я ведь общаюсь с разными людьми, в том числе и из ее команды. Так вот они мне рассказывали, что называется, из первых уст, что, когда в ведомстве наметился коррупционный скандал с одним из сотрудников, Супрун «вычистила» его моментально. Тогда я сделал для себя вывод: честная, но необразованная. И вот этот недостаток образования может нам, что называется, стоить не только нервов, но и здоровья.

«Как в Мозамбике: эксперт оценил модель медреформы»

Президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк

Оценка реформы проста: в Украине на лечение одного гражданина выделяют 100 долларов в год, в том числе на онкологию с кардиологией и переломы конечностей со стригущим лишаем. В Молдове выделяют 200 долларов, в Мозамбике – 90 долларов, в Беларуси – 400 долларов, в Польше – 2500 долларов. Что мы строим? Супрун говорит, что мы строим медицину по английскому примеру, при которой в год на одного гражданина выделяется 4500 долларов. Я же утверждаю, что у нас дела обстоят так же, как в Мозамбике: 660 врачей (с зарплатой от 1500 грн в месяц) и пять больниц современного уровня на 30 миллионов населения. Кстати, в Мозамбике работают и врачи из Украины.

«Почему чиновники тормозят изменения в здравоохранении»

Член Ассоциации радиологов Украины Юрий Коваленко

В настоящее время основные средства в медицине идут на финансирование второго и третьего уровней медицинской помощи, отдаленных от пациента. Одна из основных задач, которые нужно решить сегодня в стране, – это увеличить финансирование первичного звена оказания медицинской помощи, в рамках которого при условии соответствующего оснащения может предоставляться до 80% медицинской помощи. Однако у центров первичной медико-санитарной помощи (ПМСП) должно быть необходимое оборудование для диагностики и в случае необходимости для быстрой доставки пациента в больницу. Если основная медицинская помощь будет предоставляться семейными врачами и ПМСП, то потребности во втором уровне медицинской помощи не возникнет, а это большие средства.
Чтобы легче понять то, что написано выше, найдите несложный ответ на вопрос, что дешевле содержать: большую поликлинику в несколько этажей или несколько небольших амбулаторий семейной медицины, общая площадь которых значительно меньше площади этой поликлиники? Сегодня главврачи поликлиник тратят средства главным образом не на развитие технологий оказания медицинской помощи в учреждении, а на ремонт и закупку дорогостоящего оборудования. Но если медицинское учреждение будет получать средства за оказанную медицинскую помощь, то ситуация должна измениться.

«Это просто способ перераспределения денег»

Политолог Михаил Чаплыга

Я не стал бы называть это медреформой. По большому счету из бюджета взяли огромный кусок и сказали: «Живите как хотите. Хотите – умрите». Под это подвели следующий финансовый фактор: те деньги, которые раньше расходовались на медицину через областные и районные администрации, теперь будут поступать через единую службу и страховые компании. Скорее всего, государственные деятели уже создали такие компании, и они будут абсорбировать эти деньги. Врач – этот тот, кому человек доверяет, потому что приходит к нему с самым сокровенным. Теперь каждый врач, собрав клиентскую базу, должен обратиться в некий орган, который начислит ему зарплату. А какой она будет, зависит от того, как врач позиционирует себя перед этим органом. Получается, если эта служба находится в руках власти, тот, кто перераспределяет деньги, может сказать тому или иному врачу, что и как ему нужно делать в период избирательной кампании. И врач будет вынужден рассказывать заболевшим о курсе партии и о том, куда мы движемся.

«Медреформа тормозит уже на старте»

Врач общей практики семейной медицины Одесской области Дмитрий Параскива

Когда создавались центры первичной медико-санитарной помощи, обещали баснословные суммы. Зарплата доктора планировалась на уровне 7–8 тысяч грн. На данный момент ставка доктора без категории составляет около 3 тысяч грн, врача высшей категории – 3600–3800 грн, и это без вычетов. Ситуация со средним и младшим медицинским персоналом аналогичная. При этом на участке было две медсестры, а нагрузка составляла 1500 человек. Сейчас нагрузочная норма – 2 тысячи человек, и те же самые две медсестры. Посмотрим, какой будет плата за этот труд. Работы стало больше. Многие заболевания «помолодели». Надеемся, что хоть электронная система избавит от некоторой бумажной медицинской документации и облегчит наш труд.

Я посоветовал бы специалиста со знанием иностранного языка, ведь много хороших статей и исследований печатается на английском языке. Еще надо учесть, сколько конференций доктор посетил за текущий год, обратить внимание на его общительность и уровень знаний. Также важен территориальный фактор. Чем ближе рабочий кабинет доктора, тем быстрее будет оказана помощь в экстренных случаях.

Врач семейной практики Раздельнянского района Одесской области Денис Шаповалов

Каждый день во время приема десятки пациентов просят меня рассказать, что к чему. Приходится уговаривать их подождать. Прежде чем начнет работать семейный доктор, больница должна выполнить ряд условий. Например, переименовать учреждение в коммунальное, перевести его законно. А еще оборудовать компьютерами с лицензионным ПО и Интернетом. Пока у нас в районе нет ни одного компьютера, за исключением наших собственных и подаренных отдельными депутатами. Не знаю, как доктора будут вести прием, если Интернета не станет. Недавно на моем участке Интернета не было три дня. 

E-Health – это большая, всеукраинская база. Я даже не представляю, насколько мощными должны быть серверы, чтобы ее обслуживать. А ведь в ней будет сидеть каждый семейный врач, который пришел на работу: что-то писать, что-то вносить. В ней должна быть информация о пациентах и их карточки. Несколько лет назад в МОЗ решили создать похожую базу данных диабетиков. Так сервис завис через пару дней. Чтобы создать и обслуживать такую базу, нужны мегамощные серверы. Но узнаем обо всем уже в процессе.

В идеале семейный доктор должен осмотреть всю семью и каждому дать какие-то рекомендации. Например, у новорожденного сыпь и аллергия, у старшего ребенка насморк, у мамы женское заболевание, у папы болит спина, у дедушки ревматизм. Медик должен разбираться во всем. Но на деле таких врачей очень мало. Советую для ребенка выбирать прежде всего педиатра: он лучше разберется в болезни и дозировках лекарств. Также обратите внимание на врачей, которые не боятся давать рекомендации и детям, и взрослым. Это значит, что специалист готов взять на себя ответственность за всю семью.

«Медреформа – это эксперимент над украинцами»

Заместитель председателя правления Украинского врачебного общества Константин Надутый

На кону стоят жизни людей. Заработает ли система с семейными докторами – большой вопрос. МОЗ просто пустило все на самотек: заработает – и хорошо. Со стороны государства недостаточно выделить на пациента несколько сотен гривен в год. Это приведет к неразберихе, к тому же не гарантирует качество и доступность медицинской помощи. Наша статистика говорит о том, что таких докторов в Украине сейчас меньше половины от требуемого.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *