Эксперт: помилование заключенных возможно только при их полном раскаянии

Эксперт: помилование заключенных возможно только при их полном раскаянии

Сегодня из Качановской исправительной колонии № 54 вышла на свободу Любовь Кушинская, которую приговорили к пожизненному лишению свободы. Она стала первой женщиной, отбывающей пожизненное заключение, которую помиловал Президент.

«На момент освобождения Любовь отбыла в местах лишения свободы 27 лет 9 месяцев», – говорится в сообщении пресс-службы Северо-Восточного межрегионального управления по вопросам исполнения уголовных наказаний.

Мы решили выяснить у эксперта, кто из заключенных достоин помилования, а также насколько гуманно работает наша система юстиции. Экс-глава ГПТС Сергей Старенький отмечает, что помилование и применение других льгот к заключенным возможно только при условии признания ими своей вины.

Экс-глава ГПТС Сергей Старенький

«Если человек признает свою вину, тогда можно говорить о раскаянии и о том, что он изменил свое отношение к происходящему. В таком случае наказание можно прекратить раньше. В случае с Кушинской признания вины нет. Говорить о том, что ее помиловали справедливо, было бы неправильно. Все это преподносится в таком свете: пересмотрели дело и решили, что она не виновна. Простите, но Президент и те, кто хлопочут о помиловании, ни в коем случае не должны подменять судебные органы и решать, виновен человек или не виновен. Есть приговор суда, который прошел все инстанции, и его нужно исполнять. Мое отношение к данному вопросу такое: если есть приговор суда, который вступил в законную силу и прошел все инстанции, то его нужно исполнять, а освобождение человека, который не признает своей вины, – это нарушение принципов уголовно-исполнительного права», – считает Сергей Старенький.

Также мы поинтересовались у эксперта, как он относится к вопросу введения смертной казни в Украине. Сергей Старенький отмечает, что система правосудия в нашей стране не соответствует никаким юридическим стандартам и не может называться системой права, что повышает вероятность ошибки.

«Возможность ошибки или заказных дел в нашей правоохранительной системе слишком велика. Осуждать человека на смертную казнь и быть при этом неуверенным в том, что правоохранительная машина сработала правильно, нельзя. Есть люди, которые в общественном плане заслуживают такого наказания за свои преступления, но говорить об этом в нашей стране очень преждевременно», – подытоживает эксперт.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *