Эксперт по Балканам Мария Кучеренко: «Раздел Косово приведет к новой войне в регионе»

Эксперт по Балканам Мария Кучеренко: «Раздел Косово приведет к новой войне в регионе»

«Переломный момент в истории: Сербии удалось изменить отношение Запада к вопросу о Косово», – заявил министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич в эфире центрального сербского телеканала РТС.

Напомним, что многие страны признали независимость Косово, но Белград по-прежнему считает его автономным краем.

Территориальный спор длится уже более десяти лет. В последнее время все активнее обсуждают идею об изменении границ Косово. Согласно замыслу часть северного Косово (она в основном населена сербами) должна войти в состав Сербии. А Прешевская долина в Сербии (там проживают албанцы) – стать Косово. Впрочем, лидеры ЕС опасаются, что раздел Косово приведет к новым этническим чисткам, и не спешат давать зеленый свет авторам идеи из Белграда.

Руководитель проектов Центра исследований проблем гражданского общества Мария Кучеренко, один из наиболее авторитетных экспертов по Балканам в Украине, объяснила «КРАПКЕ», почему раздел Косово – антисербская инициатива, кто ведет грязную игру и каким образом украинские атошники могут попасть под удар в этой истории.

Мария Кучеренко, эксперт по Балканам

«Раздел Косово – антисербская инициатива»

– Мария, какие проблемы, на ваш взгляд, может спровоцировать раздел Косово?

– Проблемы есть в Македонии, которая погрязла в политическом кризисе, поскольку действующая власть заигрывает с албанским меньшинством. Дезинтеграционные процессы в Сербии усугубят ситуацию и могут перечеркнуть планы вхождения Македонии в ЕС и НАТО. Добавим к этому спор о названии Македонии между Афинами и Скопье (по мнению Греции, Македония – название лишь исторической области на севере страны, а никак не соседнего государства). Этот вопрос долгие годы оставался камнем преткновения в евроинтеграционных и североатлантических стремлениях Македонии. А теперь в него еще вмешивается РФ, пытаясь спекулировать на этой теме.

Также есть Босния и Герцеговина, где в целом плохо функционирует государство. Ее этнитеты часто принимают решения, которые противоречат друг другу и решениям совместных властей, не говоря уже о том, что составляющие Боснии и Герцеговины по-разному интерпретируют новейшую мифологию, связанную с Боснийской войной, исторические события и собственную роль в них.

Если сценарий с Косово воплотится в жизнь, то Балканы перестанут быть более-менее стабильным регионом. В случае раздела албанское Косово примкнет к Албании. Более того, между Приштиной и Тираной уже произошло таможенное упрощение, и, вероятно, будут открыты границы. Не так давно в Косово обсуждали неновую идею выдачи албанских паспортов, а это фактически реализация идеи «Великой Албании», объединение всех балканских территорий, на которых компактно проживают албанцы.

Увидев пример Косово, весь регион вспомнит о старых проблемах и может попытаться решить их по косовскому образцу. Но в результате просто окончательно разбалансируется. Пострадают не только названные страны, но и сама Сербия.

– Зачем тогда сербские политики поддерживают идею раздела Косово, если их стране это невыгодно?

– А вот это самое интересное. О разделе Косово много говорит глава МИДа Ивица Дачич. Именно он ведет грязную игру в этом направлении. Раньше он был министром внутренних дел, и объяснение, очевидно, кроется в его криминальных связях, в которых его неоднократно уличали СМИ. О контактах нынешнего руководства с сербской мафией в северном Косово много говорил и политик Оливер Иванович, которого убили этой зимой.

Косово, Сербия

Раздела Косово не хотят отдельные политики в Евросоюзе. Ангела Меркель уже заявила, что это принципиально недопустимо, а еврокомиссар Хан подчеркнул, что гипотетическое решение косовской проблемы не должно дестабилизировать более широкий регион. Эта история породит конфликт.

– Правильно ли я поняла, что раздел Косово приведет к новой войне на Балканах?

– Раздел Косово действительно может привести к новой войне. Я не утверждаю, что она будет полномасштабной, с артиллерией и танками, но об уличных боях или партизанской войне можно говорить с уверенностью. Это ощущается в воздухе, если пройтись, например, по Митровице (город на севере Косово).

Важно понимать, что удар примут и наши военнослужащие, которые входят в состав KFOR. Мне довелось посетить их в прошлую ротацию. Это были специалисты по саперному делу, инженерные войска. То есть от них фактически зависит безопасность в крае, и в случае конфликта им придется очень нелегко. Многие из наших ребят прошли АТО.

«Это не те русские»

– Известно, что Балканский регион издавна был центром пересечения геополитических интересов России и Запада, тем более в вопросе Косово. Россия признает этот регион за Сербией, Евросоюз дает Косово право на самоопределение. Расскажите о противоречиях между Россией и Западом в контексте Балкан?

– Новейшей историей Косово Россия оправдывает свои действия в Крыму. Поэтому администрация Путина и МИД РФ будут использовать эту тему максимально. Также стоит вопрос о легализации российских «инструментов мягкой силы» в Сербии. Там существуют проблемы, связанные с энергетической зависимостью региона от России.

Недавно РФ попыталась устроить госпереворот в Черногории. Не стоит выносить за скобки и ситуацию с реструктуризацией долга Agrokor – крупнейшего концерна пищепрома в Хорватии (напомним, что российскому Сбербанку и ВТБ досталась за долги половина самого большого ретейлера страны). Вопросов, волнующих РФ, в регионе  великое множество. А активность Кремля – маркер того, что Россия не контролирует ситуацию так, как ей того хотелось бы.

– А сейчас Сербия тяготеет к Западу или к России?

– Внутри каждой балканской страны есть симпатики Евросоюза и противники идеи евроинтеграции. В украинских СМИ Сербию часто называют пророссийской. Но это неверно. Сербы, которые смотрят в сторону РФ, тоскуют о той России, которой уже нет. И верят в миф о белой России, о людях, которые эмигрировали в Сербию, спасаясь от революции 1917 года.

Я неоднократно наблюдала в Белграде, как, сталкиваясь с российскими флагами, например, во время футбольных матчей, сербы возмущались: «Это не те русские!» Но есть и радикалы (особенно Сербская радикальная партия), для которых Путин – земной бог. Впрочем, такая лояльность приобретается лишь за деньги.

– Расскажите, пожалуйста, об инструментах, которые Россия использует на Балканах.

– Россия задействует весь спектр инструментов. Применяет так называемую мягкую силу. И не брезгует шпионскими структурами. Например, Российско-сербский гуманитарный центр в Нише (город в Сербии. – «КРАПКА») – это откровенно шпионская структура. Но россияне не могут даже придумать для него качественную легенду. Они утверждают, что центр решает вопросы гуманитарных катастроф разминирования, спасательных операций и в то же время занимаются культурной деятельностью (например, ходят на презентации книг Александра Вулина и пишут эмоциональные тексты о бомбардировках Югославии). В последнее время центр пытается получить дипстатус. Но Белград этому противится. Кстати, произведения Захара Прилепина, переведенные на сербский, лежат на полках всех книжных магазинов Белграда.

влияние РФ в Сербии, Путин

Действует РФ и в околофутбольном направлении. Дело в том, что сербские болельщики дружат с российскими. Ультрас постоянно ездят из Сербии в Россию и обратно. Это тоже мощный пропагандистский фактор. Потому что они не ограничиваются сотрудничеством в спорте, а приезжают в Косово под видом гуманитарной миссии и рассказывают о проблемах «Новороссии» – налаживают связь между косовскими сербами и жителями оккупированных территорий Украины. Это не рядовые хулиганы, а боевики, которые напрямую спонсируются РФ. Для вербовки задействовали таких персонажей, как Игорь Гиркин, который участвовал в Боснийской войне на стороне Республики Сербской, и его соратник Александр Кравченко. Посредниками выступают сербские парамилитарные общества.

К пятилетней годовщине аннексии Крыма в РФ запланирован выход фильма об операции российских «миротворцев», которые бросили место своей дислокации, чтобы оказаться в Приштине раньше войск НАТО. Для съемок этой ленты российская пропаганда планирует задействовать культового актера времен СССР Гойко Митича.

– Вы говорите, что Сербия противится российскому влиянию. Какие действия подтверждают этот тезис?

– Сербия не дает гуманитарному центру в Нише расширить свои полномочия. Сербы блокируют предоставление дипломатического статуса «гуманитарной миссии», поскольку понимают, к чему это может привести. Недавно представители Сербской радикальной партии предложили создать такую же гуманитарную инициативу в Воеводино. А это достаточно непростой в этническом отношении регион. Он находится на границе с Венгрией, и в нем проживает много венгров. Если ты не знаешь венгерского, работу в этом районе просто не найдешь. Представляете, какую междоусобицу при желании там может разжечь Кремль? К счастью, инициатива сербского политика Воислава Шешеля и его сторонников осталась нереализованной.

В Сербии мощное гражданское общество, СМИ и аналитические центры. Например, Balkan Investigative Reporting Network запустила проект BalkanInsight. Эта организация много делает для того, чтобы информация подавалась объективно. Существует и превосходное издание Danas – вполне проевропейского толка. А также аналитические институты. Именно они и заговорили первыми о том, что раздел Косово приведет к непоправимым последствиям.

Вообще Сербия не настолько однородна, как хотелось бы России, и не настолько однородна, как преподносят украинские и российские СМИ.

«Русским выгоден миф о том, что Сербия – Россия, а Украина – Хорватия»

– Россия в 2014 году аннексировала Крым и развязала войну на Донбассе. Некоторые эксперты сравнивают процессы, происходившие в 90-е годы в Югославии, проводят параллели между Косово и Крымом, войной на Донбассе и в Югославии. На ваш взгляд, это корректные сравнения?

– Нет. Югославские войны – следствие развала авторитарного государства, которое искусственно поддерживал диктатор Тито. После его смерти дезинтеграционные процессы усилились.

Сравнивать можно было бы, если бы в 1991 году все постсоветские республики начали воевать друг с другом. Подчеркну также, что в Югославии религиозный компонент играл едва ли не главную роль. Там была межэтническая, межконфессиональная война.
Тезис о том, что Сербия – Россия, а Украина – Хорватия, не выдерживают критики. Он выгоден РФ. Люди Суркова активно распространяют его через лояльные СМИ. Активно используют мифы великосербской пропаганды о хорватских усташах, прямо называя их хорватским вариантом бандеровцев. Много говорят о «притеснении сербского населения в новосозданном государстве Хорватия», сравнивая это явление с мнимым и никогда не существовавшим в Украине «притеснением русских».

– Все чаще говорят о том, что хорватский опыт реинтеграции неподконтрольных территорий можно использовать в Украине. Известно, что Хорватия 13 раз проводила переговоры с югославским лидером Слободаном Милошевичем и ни разу не уступила своих позиций. В контексте реинтеграции речь шла об отводе войск, возвращении органов власти, находящихся на других территориях, амнистии для военных, не совершивших тяжких преступлений. А по-вашему мнению, подходит ли хорватский сценарий для Донбасса?

– Реинтеграция Подунавья в Хорватию прошла, но нельзя сказать, что последствия войны остались в прошлом и люди о них забыли. Я скептически отношусь к применению этого опыта в Украине. Любой человек, который побывал в Вуковаре  (город в Хорватии. – «КРАПКА»), где шли ожесточенные бои между сербами и хорватами, меня поймет. Это очень депрессивный город. Конечно, нельзя сказать, что там снова начнется война между сербами и хорватами. Это скорее символическое противостояние. Теперь увенчанное огромным флагом консульство Сербии стоит при въезде в город со стороны Трпиньской дороги, по которой в Вуковар поступала гуманитарная помощь в период боев. Это знаковое место для хорватов: там погибали защитники Вуковара, там велась серьезнейшая противотанковая оборона.

Общество в Вуковаре разделено. Я общалась с местными. Они говорили, что главная проблема не в том, что кто-то серб или хорват, а в том, что многие виновные в тех событиях не наказаны.

– Смогут ли сербы и хорваты примириться?

Думаю, при правильной политике это смогут сделать внуки тех, кто стал свидетелем войны. А пока всех мучают фантомные боли.

– Покойный постпред России в ООН Виталий Чуркин часто заявлял, что ситуация с Крымом похожа на ситуацию с Косово. Вы с этим согласны?

– Абсолютно разные ситуации. Косово – уникальный прецедент, который ни с чем не сравним. А в Крыму мы имеем дело с аннексией, которой не было в Косово. Российские стенания о том, что полуостров сначала стал независимым, а уже потом попросился в состав РФ, не выдерживают критики. Это откровенная ложь.

Косово, Крым, Сербия, РФ, Украина

В ситуации с Косово использовали достаточно спорное решение: Югославия урезала права автономии, и начались притеснения албанского населения, что позволило заговорить сначала о восстановлении прав автономии, а потом и о независимости Косово. Сначала в Совете Безопасности ООН речь шла об автономии и демилитаризации, а на деле произошла сепарация территории.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Троянские кони России на Балканах

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *