"Дома скучно – политика, деньги, разврат"

"Дома скучно – политика, деньги, разврат"

Зачем люди отказываются от мирских радостей ради монашеского уединения, выясняла корреспондент КРАПКИ, отправившись в Лядовский скальный монастырь.

Лядовский Свято-Усекновенский мужской скальный монастырь – один из самых древних в Украине. По преданию, его основал в 1013 году преподобный Антоний Печерский, который возвращался из Афона в Киев (для сравнения, Киево-Печерская лавра была основана в 1051 году). Святая обитель расположена в меловых скалах и с каждым годом привлекает все больше паломников. КРАПКА отправилась в монастырь, узнать, как живут монахи.

Где просто, там ангелов со сто

Деревушка Лядово Могилев-Подольского района Винницкой области – приграничная. Отсюда рукой подать до Молдавии, а горная местность позволяет лицезреть удивительные панорамы Днестра с высоты 150 метров над уровнем моря.

До монастыря от деревни не далеко, но пройтись придется – ведь расположена обитель на приличной высоте. Хорошо, что предварительно мы договорились с настоятелем монастыря отцом Антонием.

С раннего утра монахи – в работе и в молитвах. Моим провожатым отец Антоний назначает совсем юного монаха с огненно-рыжей шевелюрой – отца Афанасия.

Если бы ни риза и борода – отец Афанасий выглядел вполне современным модником. Он рассказывает, что в скальном монастыре сейчас живут 6 монахов и 6 монахинь.

«Вообще, не совсем верно называть монастыри мужскими и женскими. Ведь в женских монастырях часто службу правит духовник-мужчина, а в мужских монастырях селятся и женщины – правда, немного поодаль», – рассказывает монах, показывая с главной смотровой площадки вниз. Там действительно небольшие частные домики, где и обитают монахини, туда же приезжают и гости монастыря, могут заночевать паломники.

Поднимаются наверх монахини по нескольку раз в день – здесь они трапезничают и сюда же ходят на службу, все остальное время остаются у себя.

Монахи встают в 4 – 5 часов утра. Готовятся к службе, убирают в храме, отапливают дровами весь корпус в холодную пору, готовят проповеди и молитвы. Кельи – прямо в пещерах, хотя здесь есть много построек – несколько церквей, монастырская кухня, лавка.

«Отбоя или подъема у нас нет, – рассказывает молодой монах. – Если кто из братьев хочет – может молиться хоть всю ночь. Если сил нет – нужно отдохнуть».

Еще дальше в горах находится подсобное хозяйство и пасека. Огороды разбиты внизу, ими занимаются монахини.

«Живем очень просто, стараемся сами себя обеспечивать. Если чего-то не хватает, помогают селяне. К нам же и на работу нанимаются, поскольку у нас не только хозяйство, но и стройка идет. Сами мы бы не осилили», – рассказывает Афанасий.

Пока мы беседуем, в главный храм стекаются паломники – там отец Антоний правит воскресную службу. Кто-то идет, кутаясь, в норковую шубу, кто-то в тоненьком плаще– по всему видно, что в храм приходят люди разных возрастов и социального уровня.  К паломникам здесь относятся дружелюбно. Из-за одежды и непокрытой головы из церкви не выгонят.

«Возьмите платок»,  – обращается ко мне старый монах с уставшими глазами.

«Это неписанный закон монастыря –со всеми вести себя дружелюбно и просто. Где просто, там ангелов со сто. А христианство нужно еще и делами доказывать», – объясняет отец Афанасий.

Служба в храме длится несколько часов, после чего прихожан и паломников приглашают пообедать в трапезную. Несколько сотен человек даже в большом зале не помещаются, поэтому трапезничают в монастыре в несколько заходов. Монахи и настоятель терпеливо ждут у входа, пока не отобедают все прихожане.

Пообщаться с духовниками хотят многие. К настоятелю отцу Антонию выстроилась целая очередь. «Батюшка, я посоветоваться хотела…», «Отче, у нас беда», «Святой отец, благословите на благое дело…» – просят люди.

От себя не убежишь

Я прошу отца Афанасия показать свою келью. Мирянам, оказывается, туда попадать не желательно, но монах делает исключение, позволяя взглянуть с двери на свою обитель.

Прямо в скале в огромной нише находится одноэтажный корпус – стены здесь из кирпича, а вот задней стеной служит сама гора. Здесь и обитают монахи. В конце корпуса есть баня и уборная.

«Зимой, бывает, что холодно, сквозняки. Кельи отапливаем обогревателем. Зато летом прохладно и не жарко. А вообще-то мы, монахи, к таким вещам привычные», – ловит отец Афанасий мой удивленный взгляд.

Никаких изысков в небольшой комнатушке нет – кровать, шкаф, стол со стулом, полки с церковной литературой.

Отец Афанасий поясняет, что читать приходится зимой и в дождь. С наступлением весны и до первых заморозков на это нет времени, вовсю кипит работа. Весной вставать приходится рано, отец Антоний ставит перед каждым задачи – кто идет на пасеку, кто хозяйством занимается, а кто – на кухне. Мирские заботы чередуются с временем для молитвы и службы.

«Знаете, откуда происходит слово «монах»? От латинского слова «моно», что значит один. Суть монашества в том, чтобы полностью посвятить себя Богу, а значит нужно оставить все мирское, чтобы его понять и постичь», – улыбается отец Афанасий, ловя мое недоумение.

И тут же поясняет, что монахом был не всегда. Раньше тоже не представлял, как можно жить одиноко в монастыре, в аскетических условиях.

«Был период, когда мы с бабушкой ездили в монастырь, жили там несколько дней – тогда мне монастырь казался каким-то санаторием. Свежий воздух, натуральная пища, тишина и покой. Затем я думал, что в монастырь идут из-за чего-то – скажем, у человека большое горе в жизни. А оказалось, что был не прав. В монастырь нельзя уйти от себя – от горя, от тягот. Очень скоро такие люди возвращаются в мир. Скажу по секрету, в монастыре случайных людей не бывает – раз человек пришел и остался, значит так было суждено и уготовано ему. Это трудно постичь вот так сразу…», – говорит монах.

Пока мы откровенничаем, отец Афанасий успевает показать монастрыскую пасеку в горах, а еще огромный сад с кустами смородины, крыжовника, малины. Здесь вскапывают грядки три монаха. А мне предлагают познакомиться с монахинями – тем более, что сейчас они в церковной лавке.

Пока идем по отвесным скалам, отец Афанасий признается, что ему 26 лет. В миру он был Вячеславом и жил в Гомеле, в Белоруссии. К Богу пришел самостоятельно.

«Я когда еще не родился, в животе у мамы был – видел радугу. И запомнил ее. А позже узнал, что означает эта радуга – это значит, что Господь нас не оставляет, знак дает», – рассказывает он. – Моя бабушка была верующим человеком, да и родители тоже. Поэтому мы с сестрой росли с соответствующим воспитанием. У отца был порок сердца.  Они с бабушкой ходили к схимонахине Манефе. Та сказала операцию не делать, и посоветовала есть капусту с оливковым маслом. После смерти Манефы отец таки решился на операцию и не выжил. А когда умирала бабушка, она сказала: «Очень хочу, чтобы Славик стал священником». Мне было 15 лет, а через год я пошел в церковь. И начал осознавать насколько несерьезны все эти будничные вещи – поесть, поспать, посмотреть телевизор, посидеть с друзьями. Мир устроен намного сложнее, и в нем везде есть место Богу. Куда бы не пошел, чтобы не делал – а везде есть он. Так мир устроен, просто многие этого не видят»…

К каверзным вопросам в монастыре кстати тоже привыкли. Многие приезжие интересуются у монахов – не хочется ли секса? Как живут без телевизора и интернета? Легко ли не видеться с родней?

«Влечение бывает – такова уж природа человеческая природа, и от него никуда не денешься. Главное, вовремя взять себя в руки – помолиться или заняться физическим трудом. Телевизора и интернета здесь нет – и слава Богу! Мы стараемся жить вне новостей и политики – хотя куда же без нее, главные новости нам приносят наши паломники. Кстати, многие отдыхают здесь, в примонастырской гостинице и признаются, что без потока информации им легче становится», – улыбается монах.

С родней здешние обитатели все-таки видятся. Ждут приезда родственников, могут и сами поехать домой. Но мирская жизнь все меньше привлекает.

«Я в прошлом году у мамы два дня всего погостил – больше не выдержал. Скучно там – сплетни, политика, деньги, разврат, бегут все куда-то, работают до упаду, рук и ног не ощущая, не думая ни о жизни, ни о смерти, ни о Боге», – признается монах.

Путь к Богу

Отец Афанасий приводит меня к церковной лавке, знакомит с инокиней Варварой – пожилой женщиной с добрыми глазами. В лавке всем заправляет она. Инокиня при монастыре уже 13 лет.

«У меня есть две дочки, шестеро внуков, и даже один правнук. Все были удивлены, когда я в монастырь собралась уходить. Одна дочь меня поддержала, а вторая была категорически против, но сейчас смирилась. Раньше я думала, что попала сюда случайно. А сейчас понимаю, что случайностей не бывает. Привел меня Господь. Наверное, если Бог определил тебя в монахини, то это осознание должно произойти. Кому-то нужно служить Господу, восхвалять его, молиться о людях», – говорит инокиня.

Помогает инокине матушка Параскевья. Когда паломников было меньше, инокиня справлялась сама. А сейчас не успевает. Матушка Параскевья занимается бумажной работой – каждый желающий может написать на листочке бумаги всех тех, о ком нужно помолиться – отдельно за здравие и за упокой.

Все имена матушка переписывает в особые тетрадки.

«Бывает, так наплачусь, пока перепишу. Особенно над детскими записками плачу. Пишут дети: помолитесь за маму, за папу, и за то, чтобы папа не пил, и маму не бил. А у меня слезы градом текут. Сколько же горя и бед оставляют люди на этих маленьких бумажках…» – рассказывает матушка.

Истории у монахов разные, но пока мы, мирские, не представляем себе жизни в постоянном труде и молитвах, каждый из здешних обитателей пришел к Богу и уже не представляет себе мирской жизни.

О мирских заботах у монахов не принято говорить, но отец Афанасий опять делает исключение.

«Каждый здесь по-своему пришел к Богу. Отец Иона, например, потерял всю свою семью – однажды его жена и дети задохнулись от газа. Он долго шел к Господу, хотел даже руки на себя наложить, а утешение нашел здесь. Говорит, что молится и за живых, и за умерших. Отец Паисий рассказывал, что смолоду не мог найти себя – не прельщали человека мирские радости. Так бывает, что человек предназначен для чего-то – кто-то рисует, кто-то поет, а вот он нашел себя в молитвах. И здесь он на своем месте. Отец Павел признавался, что был безбожником, пока не увидел знамение Божие. Какое именно, я не знаю. Но раз увидел и уверовал – это хороший знак, значит Господь показывает заблудшему дорогу», – поделился молодой монах.

Матушка Параскева откровенничает, что начала искать путь к Богу 10 лет назад – когда доктора ей заявили, что жить женщине осталось максимум полгода. Сейчас матушка живет, а к докторам не ходит – на все Божья воля и все в его руках. Но найдя Господа, уже не страшно не умереть.

Подольский Афон

В монастыре есть что посмотреть. Небольшая пещера из камня – келья основателя монастыря святого Антония. Это место здесь особенно почитаемо.

«Пещеры помогали боговерцам искать язык для обращения с Богом, – проводит экскурсию по монастырю отец Афанасий. – Здесь монахи проводили большую часть своего времени, оторванные от всего земного, даже от света»

Импровизированная кровать здесь также высечена из камня. Впрочем, ложем назвать это трудно – на нем едва можно поместиться взрослому человеку, не говоря уже о полноценном сне. Жизнь людей в полумраке в обществе холодных камней обычный паломник плохо себе представляет. Но от мыслей об этом и от осознания – сколько божьих слов слышали священные камни, становится страшно.

Из кельи идет туннель в пещерный храм, названый в честь Усекновения честныя Главы Иоанна Предчети. С наружной стороны храма возвышается огромнейшая глыба известняка, которая сверху донизу исписана многочисленными древними надписями на разных языках и различными эмблемами Этакая древнемонастырская летопись, дошедшая до наших дней. Рядом с храмом – второй храм, в честь Святой Великомученицы Параскевы. Здесь же хранится икона Божьей Матери «Отрада и Утешение», написанная в 807 году.

«В 1013 году святой Антоний, основатель Киево-Печерской Лавры шел из Афона в Киев, – рассказывает монах. – Остановился в Лядово, так и возник здесь монастырь. Тогда монахи еще селились в пещерах. Сами делали себе храмы из камня, костницу. Антония считают сподвижником князя Владимира – Крестителя Руси.

В этом крае это был первый христианский монастырь и первый скит. В Византийской империи христиане на то время подвергались гонениям и шли больше на север. Так что основание монастыря было очень к стати – сюда приходили селится насельники-иконопоклонники. На тот момент по Днестру шло много торговых путей.  Сохранилась и келия Антония Печерского, и святые источники тех времен.

« Кстати, келью Антония еще с тех времен никто не трогал – так что ей уже более 1000 лет и там все без изменений», – рассказывает отец Афанасий.

Несколько раз монахи подвергались гонениям. Сначала на монастырь нападали монголо-татары, потом османы, завоевавшие территорию Подолья в 1672 году. Монахи все равно сюда возвращались и селились в скалах. Последний раз его разрушили большевики в 30-х годах ХХ века. Говорят, подрывник, которому было поручено взорвать монастырь, и сам погиб при взрыве.

Возобновлять монастырь начали с 1998 года. По сей день здесь идут строительные работы. «Под монастырем идут катакомбы. Но добраться к ним сейчас невозможно – раскапываем понемногу. Судя по найденным записям, под завалами осталось много ценностей и фолиантов. Сейчас вот начали раскапывать костницу – тамошним останкам свыше 400 лет», – говорит Афанасий, открывая дверь массивными ключами и показывая комнату со стеллажами, забитыми черепами.

Постно и вкусно

Прогулка по горам дает о себе знать – на свежем воздухе просыпается чувство голода. Отец Афанасий и сам признается, что проголодался.

На кухне кипит работа – паломники уже пообедали, но нужно готовить ужин. Несколько женщин-поваров варят еду в казанах прямо на свежем воздухе.

«Я из соседнего села. А в монастыре работаю поваром. У нас монастырь для села – что-то вроде градообразующего. Многие идут наниматься на работу на стройку к отцу Антонию. Батюшка у нас очень авторитет в округе. К нему ездят и за прощением, и за благословением, и за советом. Да и просто, когда плохие мысли в голову лезут», – рассказывает повар, представившись Таней.

Готовить приходится много – трапезничают здесь и монахи с монахинями, и приезжие паломники, и рабочие со стройки. А вот газа нет – газовую трубу в горы не проведешь. Поэтому готовят в теплую пору на костре во дворе, а в холодные дни в помещении, с помощью газовых баллонов.

Нынче здесь блюдут пост, поэтому и блюда все постные.

«Сегодня будет суп с фасолью и грибами, капустные рулеты с грибной икрой, оладьи из яблок и тыквы, а еще пончики с смородиновым компотом. А на завтра уже будем делать гречневые котлеты с постным майонезом и печь шарлотку из овсянки с медом», – показывает Татьяна свои кулинарные изыски, приглашая в трапезную.

Еда, хоть и постная, но очень вкусная.

И я прошу повара Татьяну поделиться рецептами постной монастырской кухни.

Рецепты от монастырского шеф-повара

  • Суп с фасолью и грибами

На ночь замочить 1 стакан фасоли, затем отварить. Обжарить вместе 200 – 300 граммов шампиньонов с одной мелко натертой морковкой в растительном масле. В кипяток опустить 3 – 5 картофелин на 15 минут, затем добавить грибы с морковью и варить еще 15 минут. Добавить варенную фасоль и зеленый лук, специи по вкусу, проварить еще 5 минут.

  • Овощные голубцы

Для голубцом можно взять обычную капусту, а можно пекинскую, головку пропарить в кипятке, чтобы листья легко отделялись. Для фарша взять отварной рис или перловку, добавить туда прожаренные лук, морковь и грибы. Голубцы завернуть, сложить в форму и полить томатным соусом. Запекать 20 минут в духовке при температуре 200 градусов.

  • Капустные рулеты

Отварить капусту до готовности и порезать дольками. Муку смешать с водой и солью до консистенции густой сметаны. Каждую дольку обвалять в муке и обжарить на масле. Перед подачей на стол присыпать зеленью и чесноком.

  • Оладьи из тыквы и яблок

Взять 2 – 3 яблока, граммов 200 – 400 тыквы. Яблоко натереть на средней терке, тыкву на мелкую терку. В отдельной посуде взбить 1,5 стакана муки, 3 ст. ложки сахара, 1 ч. ложку ванилина и 1 ч. ложку разрыхлителя с 1,5 стаканами минеральной воды. получившуюся смесь добавить в тыкву с яблоком. Обжаривать блинчики до подрумянывания, как самые обычные блины.

  • Гречневые котлеты с грибами

Отварить 1 стакан гречки, отдельно отварить 2 – 3 картофелины среднего размера. Поджарить 200 – 300 граммов грибов (можно брать любые) с луком, морковкой и болгарским перцем, посолить и поперчить грибы с овощами. Из отварного картофеля делаем пюре, смешиваем гречку с пюре и с овощами. Такое импровизированное тесто нужно хорошо вымешивать. Затем из теста можно делать котлеты и жарить без панировки на растительном масле.

  • Икра из грибов

0,5 кг соленых грибов промыть и откинуть на дуршлаг. Отдельно нарезать несколько больших луковиц, и несколько зубчиков чеснока (по вкусу). Грибы необходимо прокрутить на мясорубке, добавить лук и чеснок по вкусу. Такое блюдо можно заправлять укропом и нерафинированным маслом.

  • Постный майонез

Одну столовую ложку гороха варить до полного разваривания, а затем измельчить до однородной массы (можно добавить немного воды) – по консистенции масса должна напоминать кисель. Взять 350 – 400 мл растительного масла, добавить в него получившийся кисель – взбить вместе с солью, сахаром, горчицей и уксусом (по вкусу).

  • Постные пончики

В 2 стаканах теплой воды развести 2 ч. ложки сухих дрожжей. Затем туда же добавляем 6 ст. ложек муки. Опару необходимо тщательно перемешать, чтобы не было комочков и оставить в тепле на 20 – 30 минут, накрыв крышкой. В опару влить 0,5 стакана растительного масла, чуток соли и несколько ложек сахара. Все перемешиваем, затем добавляем еще 300 – 400 граммов муки. Готовое тесто оставляем еще на 30 минут в тепле.

Жарить пончики необходимо в большом количестве масла. Можно просто сформировать шарики и обжарить, пока пончик не подрумянится со всех сторон – затем его можно посыпать сахарной пудрой. Можно в шарики добавлять ложечку варенья. Пончики на сковородке должны увеличиваться в два раза. В конце откидываем пончики на дуршлаг, чтобы дать стечь жиру.

  • Шарлотка из хлопьев

Смешать 1 стакан пшеничной муки, 0,5 стакана овсяной муки, 1 стакан овсяных хлопьев и 0,5 стакана сахара. Натереть на терке 3 яблока и добавить в смесь. Туда же влить 1 стакан минеральной воды и 1 ч. ложку соды, гашенной уксусом. По вкусу добавить ванилина и корицы. Все тщательно вымешать и выпекать в духовке около 1 часа при температуре 180 градусов. Перед подачей на стол, шарлотку можно смазать медом и посыпать кокосовой стружкой.

Все блюда рассчитаны на 2 – 3 персоны.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *