Деньги есть. Но вы держитесь. Без них

Деньги есть. Но вы держитесь. Без них

Инвестиционный банкир Сергей Фурса

«Асталависта, бейби», – должен сказать МВФ, прочитав очередную порцию патриотических сентенций от Администрации Президента, где снова настаивают на суверенном праве на коррупцию. И продолжают упорствовать, не давая вето международным экспертам.

Конечно же, МВФ привык общаться со странами третьего мира. И там всегда у власти «специфический контингент». Как только приходят нормальные люди, страна делает рывок, выполняет программу МВФ и больше не возвращается к Фонду. Но так бывает редко. В основном при власти в таких странах персонажи, которые о себе переживают гораздо больше, чем о развитии страны. И готовы до конца отстаивать свое суверенное право воровать.

Переговоры про создание Антикоррупционного суда идут уже почти год. И весь год ключевой вопрос именно право вето. Иностранные кредиторы, советники, украинская общественность насмотрелись на то, как украинские судьи преодолевали вето общественников при выборе Верховного суда. Судебная круговая порука – сильная вещь. И повторять такое не хотят. Поэтому право вето должно быть безусловным. Как его пропишут – тут уже флаг в руки украинским юристам. Но оно должно быть. Беспрекословное право вето. Чтобы приличные люди отбирали приличных людей. И да, в нашем случае иностранный эксперт, которого выберет МВФ или ЕС, по определению приличный человек. Потому что он никак совершенно не завязан в украинской коррупции. И кем бы он ни был, он уже стоит на ступень выше в эволюционном развитии, чем средний украинский судья.

Почему вето так важно? Именно по той же причине, по которой нам понадобился Антикоррупционный суд. Потому что судебная система полностью коррумпирована. А в стране отсутствует верховенство права. И сама коррумпированная система не может очистить себя от коррупции. Это просто противоестественно. Так не бывает. Поэтому и надо создать суд с нуля. Но если дать право его формировать тем же коррумпированным судьям, то они просто включат туда своих же коррумпированных друзей. И шанс будет утерян. Будет профанация. Профанация очень дорого стоит. Прежде всего она забирает время. Которого у нас нет. И значит, она недопустима. И это прекрасно понимают в МВФ.

Поборет ли сам по себе правильно созданный Антикоррупционный суд коррупцию? Нет. Потому что у коррупционеров будет еще множество шансов вставить палки в колеса. Суд будет еще долго формироваться. Это время. Его будут максимально затягивать. Да и одними посадками вопрос не решить. Да, нужна дерегуляция. Уменьшение влияния силовиков и чиновников. Повышать зарплаты депутатам и госслужащим, особенно руководителям госкомпаний. Это все необходимо. Но без посадок ничего не будет. Коррупция должна стать опасной. Сейчас коррупционер рискует только неприятными моментами, когда его могут сначала задержать (потом, правда, отпустить) и потом уволить с работы. Эти риски слишком малы. Эти люди идут туда, чтобы воровать. И для них нет ничего страшного, если их уволят за воровство. Ведь тогда они успеют хоть что-то украсть. Без воровства для них это просто не имеет значения. А значит, надо создать для них риск тюрьмы. А значит, без нового Антикоррупционного суда победить коррупцию, уменьшив ее в разы, просто невозможно.

Нет вето – нет денег. Это все. Это основа основ. И по-другому не будет. МВФ может ждать. Пока украинская власть образумится. Это украинская власть ждать не может. Потому что часы тикают. Время внешних выплат приходит. Равно как и выборы. И идти на выборы с гривной по 50 – это самоубийство. Даже большее, чем отдых на Сейшелах или Мальдивах. И МВФ это понимает. В МВФ устали от наших наперсточников. И поэтому больше не сядут играть краплеными картами. И будут ждать.

Никто не даст денег за принятие закона без вето. Это принципиальная позиция, которую МВФ пытается донести совсем уж недипломатичными методами во всех интервью и всех пресс-релизах. И каждый день без принятия суда дорого стоит Украине. Но это будет оправданно. Потому что коррупция стоит нашей стране в разы дороже. И это понимают в МВФ. Осталось, чтобы это поняли и украинские избиратели.

Оригинал

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *