Что стоит за скандалами в приютах Одессы и Волыни

Что стоит за скандалами в приютах Одессы и Волыни

В начале августа в Одессе и на Волыни произошли два громких скандала в детских приютах.

2 августа омбудсмен Людмила Денисова заявила, что в городке Рожище Волынской области мониторинг выявил у детей следы побоев. «Детки рассказали, что директор и его брат, который работает дежурным по режиму, бьют их и ругают матом. Девушки добавили, что брат директора трогал их за разные части тела. Дети жаловались на это воспитательнице, но она отмахнулась сказала, что они все выдумывают», – сообщила Денисова. Позже она обнародовала другие подробности. Оказалось, что еще 29 июля жители соседних домов услышали детские крики и вызвали полицию. Но когда патрульные прибыли на место, дежурный их якобы не впустил.

Скандал в Одессе разгорелся несколько дней назад. Спровоцировало его опубликованное в соцсетях видео, на котором семилетняя девочка признается, что сотрудницы областного приюта ее били: «Ладошками по лицу, по рукам, по животу, по попе».

Правоохранители проверяют эту информацию, а эксперты говорят, что за громкими заголовками новостей не видны серьезные проблемы приютов.

Интриги чиновников

Сразу после того, как разгорелся скандал на Волыни, появилась новость о том, что директор приюта отстранен от должности. «На самом деле его назначает облсовет, и, чтобы его уволить, надо собирать депутатов. Пока этого не произошло, он продолжает занимать свою должность», – утверждает региональный координатор Уполномоченного по правам человека Виталий Елов.

«КРАПКЕ» сообщили, что детей, которые рассказывали о побоях и домогательствах, перевели в другой приют. Но правозащитники утверждают, что это сделали только благодаря их активному участию: «Чиновники уже заявляют в интервью, что сказанное детьми – неправда. Создается впечатление, что они спешат защитить честь мундира, а о судьбах детей не думают».

Впрочем, в среде правозащитников и волонтеров поговаривают, что дети могли соврать о насилии по каким-то личным причинам. «Если бы там на самом деле было сексуальное насилие, то уже были бы уголовные дела и мы бы об этом знали. Поверьте, такое не прощают. Например, лет пять назад в Одессе начальник службы по делам детей занимался развратными действиями в присутствии трехлетней девочки. Он получил срок и сидит по сей день», заметила руководитель секретариата межфракционного депутатского объединения «Защита прав ребенка» Людмила Волынец.

Случай в Одессе тоже вызывает вопросы. По мнению источников «КРАПКИ», за ним может стоять борьба чиновников за должность и (или) за помещение приюта, расположенного в 20 минутах езды от центра города. Заметим, что подобные учреждения принято считать «нищими», но фактически на них тратят миллионные бюджеты (почему они не доходят до детей, расскажем чуть позже). Как их тратят – отдельная тема. Виталий Елов рассказывал нам о том, что воспитанникам одного из интернатов давали маргарин, хотя по документам было куплено масло.

«Спрятанные» дети

«У приютов много проблем, но главные не те, о которых вспоминали на этой неделе в новостях, – утверждает Людмила Волынец. – К сожалению, у нас не принято говорить о том, что приюты и центры социально-психологической реабилитации (ЦСПР) переполнены. Такая ситуация и на западе, и на востоке, но чем ближе к линии конфликта, тем хуже обстоят дела. И важно понимать, что финансирование выделяется на расчетное количество детей, а не на фактическое».

Глава общественной организации «Українська мережа за права дитини» Дарья Касьянова добавляет: «Есть информация о том, что на Одесский областной приют, который рассчитан на 50 детей, выделяют более 4 млн грн в год. Сумма кажется большой: это примерно 7 тыс. грн на одного ребенка в месяц. Но 70 % средств тратятся не на питание, медикаменты и одежду, а на оплату коммунальных услуг и зарплату персонала».

Причин переполненности приютов и ЦСПР несколько. Все эксперты говорили «КРАПКЕ» о том, что по всей стране судьи слишком долго рассматривают дела о лишении родительских прав. Во-первых, суды жалуются на катастрофическую нехватку персонала и чрезмерную загруженность, во-вторых, такие дела никогда не считались более важными, чем криминал или экономические преступления. Но пока у ребенка нет статуса, его нельзя усыновить или взять под опеку. Нам рассказали историю о четырехлетнем мальчике, судьба которого решалась год. При этом есть сотни усыновителей, которые мечтают взять в семью ребенка такого возраста.

«Проблема не только в судьях. Государственная политика декларирует, что количество детей в интернатах должно уменьшаться, что это не самая лучшая форма воспитания. В итоге детей «прячут». В Харьковской области из ЦСПР они попадают в санаторий для детей с затухающей формой туберкулеза, а потом опять едут в приют как новоприбывшие, – поясняет Людмила Волынец. – У нас идет война, люди нищают, а количество сирот не увеличивается. Так не бывает. В этом нет логики».

приют, дети

Психологическая реабилитация без психолога

Дети попадают в приюты из неблагополучных семей. Их забирают тогда, когда есть угроза их жизни или здоровью. И приюты не были бы переполнены, если бы ребятам было куда возвращаться. Но, увы, без помощи соцработников их родители не бросят пить, не пройдут реабилитацию, не сделают ремонт и т. д.

«Четыре года назад у нас было 14 тыс. соцработников, а сегодня их 3600. О какой работе можно говорить с такой статистикой?» – возмущается Людмила Волынец.

Еще одна проблема – нехватка кадров в самих приютах. Парадоксально, но в центрах психологической реабилитации может не быть психолога. Причина лежит на поверхности: какой квалифицированный специалист захочет работать за минимальную зарплату, особенно в крупном городе?

Наконец, нельзя не отметить, что и в одесские, и в волынские приюты постоянно приезжают волонтеры. По логике вещей именно они должны были привлечь внимание к ситуации: дети должны были показать им синяки и рассказать об обидчиках.

«Волонтеры и благотворители должны быть профессионалами. Они должны знать, на какие «маркеры» обращать внимание, в каких случаях бить тревогу», – замечает Дарья Касьянова.

Эксперты говорят: до тех пор, пока перечисленные проблемы не решат, скандалы, связанные с приютами, будут повторяться.

13 комментариев
  1. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  2. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  3. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  4. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  5. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  6. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  7. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  8. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  9. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  10. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  11. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  12. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

  13. […] В то же время, ряд СМИ за пределами Одессы отмечали, что громкие «детские» скандалы в Одессе – это не более, чем борьба за место руководителя областной службы по делам детей, а возможно – и территории, которую занимает подведомственный службе приют в Одессе. […]

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *