"Борт заливала кровь наших ребят": вертолетчик об эвакуации раненых в 2014-м

"Борт заливала кровь наших ребят": вертолетчик об эвакуации раненых в 2014-м

В эти дни пять лет назад ВСУ продвигались вглубь Донбасса. Возвращались к мирной жизни Славянск, Краматорск, другие освобожденные города и поселки. Казалось, что вскоре будут взяты в кольцо Луганск с Донецком и война закончится. РФ ввела войска – и баланс сил изменился. С каждым днем росли потери, все увеличивалось работы у медиков и вертолетчиков. Боевики начали сбивать наши вертолеты еще весной, но, несмотря на это, каждый день пилоты вылетали за ранеными.

Подполковник Юрий Проданюк участвует в АТО (ООС) с конца июля 2014 года. За годы войны его экипаж сделал более ста боевых вылетов, вывоз около 300 раненых, 20 погибших, перевез более 30 тонн грузов. Пилот рассказал «КРАПКЕ» о том, как вертолеты забирали и живых, и мертвых, как борт заливала кровь наших ребят, а оккупанты обстреливали эвакуацию раненых.

Запомнилось, как я впервые перевозил убитых и раненых, так называемых 200-х и 300-х. Это запечатлелось в моей памяти, потому что в условиях, когда велись боевые действия, я выполнял посадку неподалеку от места боя, не выключал двигателей и здесь подъезжала армейская колонна на БТРах, сопровождавшие грузовики, а на этих грузовиках «двухсотые», убитые и раненые, загружались под обстрелами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Генерал Нацгвардии: «Придет время – и «тракторист» похвастается, что сбил вертолет с Кульчицким»

Перевозили тяжелораненых. Были случаи, когда не успевали довезти их в госпиталь. Забирали всех, даже несмотря на то, что вертолет был перегружен. Люди сидели и лежали на борту в два ряда: на сиденьях, на полу. Как-то мне надо было слетать по-самолетному. Впереди были линии электропередач, а мощности двигателя не хватало, чтобы быстро набрать высоту. Пришлось разгоняться вдоль поля, разворачиваться и затем перелетать через препятствие.

Первое время убитых просто заносили в вертолет – их сразу начали перевозить в полиэтиленовых мешках. И представьте себе: жара 35 градусов пять, шесть или семь убитых и раненые, а лететь в Харьков 40–50 минут. Пол был весь в крови. После этого приезжала пожарная машина и все смывала.

Был один случай… Я прилетел с «двухсотым», а нас никто не встречает. Мы выгрузили девять трупов – никого нет. Гражданские говорят: «Не наши». Военные не приезжают. Позвонил и сказал, что я не вернусь, пока не увижу, что людей забрали. Мертвые никому не нужны… Только после звонка командиру, волонтерам через полтора часа к нам приехали машины с медиками.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Путин проверяет Зеленского: что стоит за российскими паспортами на Донбассе

Мы подвозили боеприпасы, подкрепление. Как-то я перевез из Чугуева на Победу 18 бойцов с “восьмидесятки”. Привез их поздно вечером, где-то в 20-ть. Около 22:00 они выехали, и по дороге их расстреляли из систем залпового огня.

Это было ужасно – узнать о потерях среди личного состава, который я привез. Большинство из тех 18 военнослужащих погибло.

В июле – августе велись тяжелые бои армейских подразделений с тактическими подразделениями Российской Федерации. Они фактически зашли на территорию Украины и откровенно участвовали в боях совместно с сепаратистами, использовали разнообразное оружие, в том числе и зенитно-ракетные комплексы. У нас в то время были большие потери и в истребительной, и в транспортной, и в армейской авиации. Полеты мы выполняли практически круглосуточно, немного отдыхали и то в это время нас сменяли другие экипажи.

18-го числа мы выполняли полеты в район населенных пунктов Ленино и Лутугино (окраина Луганска). Там велись бои: с нашей стороны 80-я, 25-я, 24-я бригады, с другой стороны наступали сепаратисты и регулярные российские войска. Первый мой вылет был в 6-ть. Мы перевозили раненых и убитых на Харьковский аэродром, а оттуда их доставляли в военные госпиталя. Мне казалось, что это длится вечно. Мой последний вылет был ночью, примерно в 22:00. Я совершил посадку на пшеничное поле, а когда начали загрузку, начался обстрел по направлению Луганского аэропорта. Это работали «Смерчи» и другие артиллерийские установки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как охраняются склады боеприпасов: «секрет» без оружия и автоматчики через 10 минут (видео)

Загрузка была не совсем быстрой, ведь я доставил в тот район боеприпасы и продукты питания. Добавило хлопот и то, что я сел на поле и вся эта пшеница и трава поднялась, забив систему охлаждения. Возникла проблема с редуктором несущего винта: повышалась температура масла и начало падать давление. Это могло привести к катастрофе. У меня на борту было 16 раненых и погибших, мы все могли упасть. Но у нас не было выбора, и мы взлетели. Это было ночью. Мы летели на промежуточную площадку пгт Победа, и вблизи населенного пункта Юбилейное (это около Луганска) нас обстреляла зенитно-стрелковая установка. Она работала именно по нам. К счастью, сепаратисты были далеко и не могли до нас достать.

Когда мы сели, температура масла была 150 градусов вместо 90, и давление упало до 2,5 вместо рекомендованных 3 кг. на см. кв. Это чудо, что техника выдержала, что наш неисправный вертолет не сбили. А на следующее утро мы снова летели за ранеными.

В нашем полку было около десяти случаев, когда враг попадал в наши вертолеты. Их сбивали, но технику надо было отдавать в ремонт. Никто из пилотов после тех случаев не отказался от полетов.

Прошло пять лет. Качественные изменения есть. В частности, летчики приобрели практический опыт боевых действий. Это повысило их профессиональное мастерство. Мы получили несколько десятков вертолетов (в общем на армейскую авиацию). Хотя они и устаревшие, но для выполнения задач по эвакуации мы их используем. Нового мы ничего не получили.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *