Активистка Femen: Мы подумаем над акцией для оболонских ментов. Так женщин унижать нельзя

Активистка Femen: Мы подумаем над акцией для оболонских ментов. Так женщин унижать нельзя

21 февраля, когда Президент Петр Порошенко намеревался выступать свидетелем по делу о госизмене Януковича, в Оболонском райсуде Киева, где должны были проходить слушания, случился неприятный казус. Полиция начала тщательно досматривать всех женщин, собиравшихся попасть на процесс. Искали надписи на теле – такие же, как у активисток организации Femen.

Ожидалось, что одна или несколько активисток устроят «спектакль с раздеванием» непосредственно в зале суда, когда глава государства будет отвечать на вопросы. Что на самом деле собирались устроить Femen в Оболонском суде, КРАПКЕ рассказала активистка движения Алиса Виноградова.

– Алиса, девушка из Femen действительно была Оболонском суде? И что случилось?

– Действительно, там была наша девушка София и мы хотели провести акцию в зале суда. София пробовала туда пройти, но ей это не удалось – всех обыскивали. Сначала при входе, потом прямо на улице. Затем отводили в специальную комнату. У Софии были надписи на теле и ее быстро разоблачили. Затем к делу подключилась полиция и нашу активистку увезли. Пять часов с ней вообще не было никакой связи. Полиция не выдвигала никаких обвинений и формально ее не арестовывали. А когда мы узнали, где она, туда отправился наш адвокат. В полиции нам сказали, что наша активистка добровольно находилась в отделении, с ней пили чай и вели беседу, хотя у нее при процедуре чаепития отобрали телефон и переписали все контакты. Также ей угрожали. Насколько мы поняли, кроме полиции, там были еще и люди из СБУ. Они сказали активистке, что знают, где она живет. Сейчас наша девушка уже дома.

Алиса Виноградова, раздевшаяся возле резиденции папы Римского: В Европе к нашим акциям относятся мягко

– Как часто полиция применяет силу к вашим активисткам?

– Да всегда! При задержании с девушками обращаются очень грубо, на теле остаются синяки и ссадины. Очень часто прессуют психологически – все помнят Анжелину Диаш и ее акцию во время визита президента Белоруссии Александра Лукашенка. Там вообще много чего было нарушено, а уж что пришлось пережить Анжелине – это отдельная история.

В Европе с этим намного проще. Там нас могут задерживать только женщины-полицейские, никакого сексизма или расизма нет. Наша же полиция отличается от прежней милиции только сменой названия. В остальном – методы те же: грубость, запугивание, прессинг…

– Как справляются девушки после такого давления? В Вашей организации есть психолог?

– Психологами мы для себя выступаем сами – поддерживаем друг друга, как можем. Важно, что девушки понимают, зачем они это делают. У них есть их миссия, они знают, что будут преграды. Мы ведь работаем с 2009 года, и прекрасно знаем нашу страну, так что все понимаем и ко многому готовы.

Часто бывает очень трудно морально, особенно, в первые дни после акций. Вот приезд Лукашенко как раз показателен в этом плане – шквал критики, прессинг силовиков. Но мы держимся, потому что у нас есть цель.

– А что за цель?

– Мы выступаем против патриархата. А патриархат сейчас это и власть, и политика, и диктатура, как самая большая концентрация власти и даже сексуальная индустрия, на которой стоит патриархальная система. Мы же выступаем против, и считаем, что имеем право об этом заявить во всеуслышанье, громко.

Поэтому врагов у нас много – мы делаем акции против разных конфессий, и против политиков, в особенности диктаторов, в одного из которых сейчас превращается Порошенко – он уже стал почти как Путин. Это наши цели.

И если мы сейчас говорим о бесцеремонном обыске женщин-журналисток силовиками – то это патриархат и предел нарушения всех прав человека. Подобное было принято только в нацистской Германии. Против этого мы и выступаем.

Мы не феминистки, скорее экстремистки, но не создаем свою партию, чтобы принимать мужскую гендерную роль и идти в политику.

Мы работаем с женственностью – и это срабатывает, как показывает практика.

– Алиса, а как к вашим акциям относятся в Европе?

– В Европе наши акции воспринимают очень мягко. Полиция может во время задержания как-то задеть, или поставить синяк – но нет целенаправленного намерения ударить, морального прессинга. Я как-то делала акцию в Ватикане – казалось бы, католическая страна, меня там могут даже проклясть. Но нет, ко мне очень любезно отнеслась их полиция, да и на суде все было по-другому – там прокурор говорит четко и по делу. Даже сухо, и решение выносят без особенных нападок. У нас же, как начнут рассказывать про особый цинизм и задевание чувств…

Когда Анжелина Диаш делала акцию по приезду Лукашенка, ее задержали, а в КПЗ сказали, что ей светит несколько лет тюрьмы. В Европе такого нет – у них это не считается криминальным правонарушением, и даже административным не считается. Заплатил штраф – и свободен. Я думаю, там общество понимает, что каждый человек имеет право на протест.

Девушка из Femen Анжелина Диаш разделась во время встречи Лукашенко и Порошенко. “Жыве Беларусь!” – было написано у нее на груди. Это лозунг белорусской оппозиции

– А как готовите свои акции? Кто-то пишет сценарий?

– Ну конечно, мы заранее намечаем какую-то конкретную акцию. Вот о приезде Порошенко в Вену мы узнали за полторы недели до самого события. Обычно хватает недели-двух, чтобы придумать что-нибудь оригинальное. И мы разрабатываем несколько вариантов – на тот случай, куда нам удастся попасть. Это может быть в помещении, может быть на красной дорожке или на улице. Обычно девушка, которая проводит акцию, на месте ориентируется – что и как нужно делать.

– А что в ваших дальнейших планах?

– Это секрет. Мы прекрасно понимаем, что у нас много врагов, но мы продолжим разоблачать диктаторов Путина, Порошенко и их друзей-олигархов. В то же время в наших действиях есть определенная спонтанность – четкого графика нет даже  даже на ближайший месяц.

– А будет ли ваша организация что-то делать с руководством полиции Оболонского района, которая унизила женщин-журналисток?

– Мы пока над этим думаем, но объявлять не будем. Они ведь наперед знали, что будет акция. Поэтому сейчас нужно законспирироваться. Но возможности акций в Оболонской полиции мы не исключаем.

Девушка из Femen разделась прямо на Венском балу, расстроив украинского президента, который много лет мечтал на него попасть

– В интернете Femen называют российским проектом – из-за логотипа вашей организации, сделанного знаменитым московским дизайнером Артемием Лебедевым и из-за того, что посол России поднял пальто активистки в Вене, на красной дорожке.

– Это просто смешно. Наш логотип разрабатывал киевский офис Лебедева еще до Майдана. А если бы российский дипломат в Вене был причастен к нашей акции – он бы за 10 километров не подошел к нам. Потому что это гибель его репутации. Мы списываем такие сплетни и слухи на наших врагов. Ничего общего с реальностью они не имеют.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *